Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Н / Нина Федорова /
Семья



ему привязанный к ней, он почти заболел от огорчения. Но к моменту разлуки он сообщил и свои только что задуманные, новые планы.
- Ухожу из города. Воевать.
- Что ты, Кан,- удивились и Лида и Мать.- Вот этого мы не ожидали.
- И я не ожидал.
- Почему же ты так решил?
- Сердце болит. Не люблю японцев. Очень плохие люди.
- А ты спросил совета?
- Я спросил одного очень умного старика. Он сказал: иди; пусть японцам будет хуже.
- Но ты должен еще подготовиться, учиться стрелять.
- Нет. Я не буду стрелять. Я буду бегать.
- Как это бегать?
- Мы, деревенские фермеры, будем вместе. Японцы увидят нас - мы убегаем. Они догоняют. Но мы бежим быстро, у нас ничего нет - у них же пушки, и они идут медленно. Мы бежим, где нет хорошей дороги. Надо, чтоб японцы уходили очень далеко. Китай большой, японцев не хватит. Армию они разделят на кучки. Все будут гоняться за нами, а мы будем убегать.
Так Кан объяснил план своей герильи. (Герилья--партизанская война (исп.))
- Постой, Кан,- остановила его Мать,- я - не военный человек, но я не думаю, что хорошо так вести войну.
- Я думаю,- сказал Кан.- В Китае так воевать очень хорошо. Так написано в старой китайской книге. Писал очень умный человек.
И полузакрыв глаза, он нараспев стал декламировать изречение древней китайской мудрости: "Существует 36 достойных путей встретить врага. Лучший из них - убежать от него". Затем, переменив тон на обычный, Кан добавил:
- Китай не может воевать ружьем и пушками - очень дорого. Лучше пусть японцы тратят деньги. Мы бежим, пусть они уйдут за нами очень далеко. А если мы отнимем у них пушки - то и наши солдаты будут стрелять немного.
- Но они разорят вас. Они все унесут и увезут с собой.
- Ну, не все. Земля остается, река остается. Наши фабрики мы унесем с собой, железные дороги и мосты тоже. Они придут - нет ничего. Построят - мы ночью придем и тоже унесем. Нас больше.
- Но они все время много убивают. Мать спохватилась, что сказала неосторожно. Лицо Кана затуманилось, он, очевидно, вспомнил о своей погибшей семье. Но он сейчас же просветлел:
- Есть еще один мудрый старик. Он сосчитал, сколько китайцев. Он сказал: "Не надо бояться. Японцам надо сто двадцать лет, чтобы убить всех китайцев. А в Китае еще прибавляется четырнадцать миллионов детей в год. Японцев не хватит для войны".
- Но, Кан, вы все не умрете с голода?
- Японцы умрут с голода. Все - солдаты. Ему надо ружье, ему надо пули. Ружье надо чистить, пули надо, чтоб были сухие. Много работы. Большой расход. Они будут голодные.
- Что же, Кан, тебе виднее. Желаем вам победы.
- Я тоже желаю. Я переменился. Я стал другой человек. Я раньше хотел копить деньги и открыть бакалейную лавку. А теперь вижу: японцы отнимут лавку. Надо сначала прогнать японцев, а потом открывать лавку. Мое дело ждет. Китай идет сначала, потом моя лавка. Нет Китая, нет моей лавки. Лавка - японская.
И вдруг он затрясся от гнева:
- Я не начинал войны. Я сидел











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.