Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Ш / Шарль Бодлер /
Цветы зла



моей тоски;
Ты - розовый рассвет, ты - Ночи сумрак черный; Все тело в трепете, всю душу полнит гул, - Я вопию к тебе, мой бог, мой Вельзевул!

XXXVIII. ПРИЗРАК

I
Мрак Велением судьбы я ввергнут в мрачный склеп, Окутан сумраком таинственно-печальным; Здесь Ночь предстала мне владыкой изначальным; Здесь, розовых лучей лишенный, я ослеп.
На вечном сумраке мечты живописуя, Коварным Господом я присужден к тоске; Здесь сердце я сварю, как повар, в кипятке И сам в груди своей его потом пожру я!
Вот, вспыхнув, ширится, колышется, растет, Ленивой грацией приковывая око, Великолепное видение Востока;
Вот протянулось ввысь и замерло - и вот Я узнаю Ее померкшими очами: Ее, то темную, то полную лучами.

II. Аромат
Читатель, знал ли ты, как сладостно душе, Себя медлительно, блаженно опьяняя, Пить ладан, что висит, свод церкви наполняя, Иль едким мускусом пропахшее саше?
Тогда минувшего иссякнувший поток Опять наполнится с магическою силой, Как будто ты сорвал на нежном теле милой Воспоминания изысканный цветок!
Саше пахучее, кадильница алькова, Ее густых кудрей тяжелое руно Льет волны диких грез и запаха лесного;
В одеждах бархатных, где все еще полно Дыханья юности невинного, святого, Я запах меха пью, пьянящий, как вино.

III. Рамка
Как рамка лучшую картину облекает Необъяснимою, волшебной красотой, И, отделив ее таинственной чертой От всей Природы, к ней вниманье привлекает,
Так с красотой ее изысканной слиты Металл и блеск огней и кресел позолота: К ее сиянью все спешит прибавить что-то, Все служит рамкою волшебной красоты.
И вот ей кажется, что все вокруг немеет От обожания, и торс роскошный свой Она в лобзаниях тугих шелков лелеет,
Сверкая зябкою и чуткой наготой; Она вся грации исполнена красивой И обезьянкою мне кажется игривой.

IV. Портрет
Увы, Болезнь и Смерть все в пепел превратили; Огонь, согревший нам сердца на миг, угас; И нега знойная твоих огромных глаз И влага пышных губ вдруг стала горстью пыли.
Останки скудные увидела душа; Где вы, пьянящие, всесильные лобзанья, Восторгов краткие и яркие блистанья?.. О, смутен контур твой, как три карандаша.
Но в одиночестве и он, как я, умрет - И Время, злой старик, день ото дня упорно Крылом чудовищным его следы сотрет...
Убийца дней моих, палач мечтаний черный, Из вечной памяти досель ты не исторг Ее - души моей и гордость и восторг!

XXXIX Тебе мои стихи! когда поэта имя, Как легкая ладья, что гонит Аквилон, Причалит к берегам неведомых времен И мозг людей зажжет виденьями своими -
Пусть память о тебе назойливо гремит, Путь мучит, как тимпан, чарует, как преданье, Сплетется с рифмами в мистическом слиянье, Как только с петлей труп бывает братски слит!
Ты, бездной адскою, ты, небом проклятая, В одной моей душе нашла себе ответ! Ты тень мгновенная, чей контур гаснет тая.
Глумясь над смертными, ты попираешь свет И взором яшмовым и легкою стопою, Гигантским ангелом воздвигшись над тол











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.