Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 

Http://card4u.ru/

Необычные пластиковые карты: внешний вид пластиковой карты http://card4u.ru/.

www.card4u.ru



 
Ш / Шарль Бодлер /
Цветы зла



е; Печальный вальс и томное круженье! И небеса, как алтари, горят.
И стонет сумрак, как душа в мученье, Испившая сует смертельный яд; И небеса, как алтари, горят. Светило дня зардело на мгновенье.
Земных сует испив смертельный яд, Минувшего душа сбирает звенья. Светило дня зардело на мгновенье. И, как потир, мечты о ней блестят...

XLVII. ФЛАКОН
Есть запахи, чья власть над нами бесконечна: В любое вещество въедаются навечно. Бывает, что, ларец диковинный открыв (Заржавленный замок упорен и визглив),
Иль где-нибудь в углу, средь рухляди чердачной В слежавшейся пыли находим мы невзрачный Флакон из-под духов: он тускл, и пуст, и сух, Но память в нем жива, жив отлетевший дух.
Минувшие мечты, восторги и обиды, Мечты увядшие - слепые хризалиды, Из затхлой темноты, как бы набравшись сил, Выпрастывают вдруг великолепье крыл.
В лазурном, золотом, багряном одеянье, Нам голову кружа, парит Воспоминанье... И вот уже душа, захваченная в плен, Над бездной склонена и не встает с колен.
Возникнув из пелен, как Лазарь воскрешенный, Там оживает тень любви похороненной, Прелестный призрак, прах, струящий аромат, Из ямы, где теперь - гниенье и распад.
Когда же и меня забвение людское Засунет в старый шкаф небрежною рукою, Останусь я тогда, надтреснут, запылен, Несчастный, никому не надобный флакон,
Гробницею твоей, чумное, злое зелье, Яд, созданный в раю, души моей веселье, Сжигающий нутро расплавленный свинец, О, сердца моего начало и конец!

XLIX. ОТРАВА
Вино любой кабак, как пышный зал дворцовый,
Украсит множеством чудес. Колонн и портиков возникнет стройный лес
Из золота струи багровой - Так солнце осенью глядит из мглы небес.
Раздвинет опиум пределы сновидений,
Бескрайностей края, Расширит чувственность за грани бытия,
И вкус мертвящих наслаждений, Прорвав свой кругозор, поймет душа твоя.
И все ж сильней всего отрава глаз зеленых,
Твоих отрава глаз, Где, странно искажен, мой дух дрожал не раз,
Стремился к ним в мечтах бессонных И в горькой глубине изнемогал и гас.
Но чудо страшное, уже на грани смерти,
Таит твоя слюна, Когда от губ твоих моя душа пьяна,
И в сладострастной круговерти К реке забвения с тобой летит она.

L. ТРЕВОЖНОЕ НЕБО
Твой взор загадочный как будто увлажнен. Кто скажет, синий ли, зеленый, серый он? Он то мечтателен, то нежен, то жесток, То пуст, как небеса, рассеян иль глубок.
Ты словно колдовство тех долгих белых дней, Когда в дремотной мгле душа грустит сильней, И нервы взвинчены, и набегает вдруг, Будя заснувший ум, таинственный недуг.
Порой прекрасна ты, как кругозор земной Под солнцем осени, смягченным пеленой. Как дали под дождем, когда их глубина Лучом встревоженных небес озарена!
О, в этом климате, пленяющем навек, - В опасной женщине, - приму ль я первый снег, И наслаждения острей стекла и льда Найду ли в зимние, в ночные холода?

LI. КОТ

I Как в комнате простой, в моем мозгу с небрежной И легкой грац











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.