Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Ш / Шарль Бодлер /
Цветы зла



нчился, взор обострился странно:
Я умолял Любовь забвение пролить; И вот, как ложем игл, истерзан дух любовью, Сестер безжалостных поя своею кровью.

CXXIV. АЛЛЕГОРИЯ
То - образ женщины с осанкой величавой, Чья прядь в бокал вина бежит волной курчавой, С чьей плоти каменной бесчувственно скользят И когти похоти и всех вертепов яд. Она стоит, глумясь над Смертью и Развратом, А им, желанием все сокрушать объятым, Перед незыблемой, надменной Красотой Дано смирить порыв неудержимый свой. Султанша томностью, походкою - богиня; Лишь Магометов рай - одна ее святыня; Раскрыв объятья всем, она к себе зовет Весь человеческий, неисчислимый род. Ты знаешь, мудрая, чудовищная дева, Что и бесплодное твое желанно чрево, Что плоть прекрасная есть высочайший дар, Что всепрощение - награда дивных чар; Чистилище и Ад ты презрела упорно; Когда же час пробьет исчезнуть в ночи черной, Как вновь рожденная, спокойна и горда, Ты узришь Смерти лик без гнева, без стыда.

CXXV. БЕАТРИЧЕ
В пустыне выжженной, сухой и раскаленной Природе жалобы слагал я исступленный, Точа в душе своей отравленный кинжал, Как вдруг при свете дня мне сердце ужас сжал Большое облако, предвестье страшной бури, Спускалось на меня из солнечной лазури, И стадо демонов оно несло с собой, Как злобных карликов, толпящихся гурьбой. Но встречен холодно я был их скопом шумным; Так встречная толпа глумится над безумным. Они, шушукаясь, смеялись надо мной И щурились, глаза слегка прикрыв рукой:
"Смотрите, как смешна карикатура эта, Чьи позы - жалкая пародия Гамлета, Чей взор - смущение, чьи пряди ветер рвет; Одно презрение у нас в груди найдет Потешный арлекин, бездельник, шут убогий, Сумевший мастерски воспеть свои тревоги И так пленить игрой искусных поз и слов Цветы, источники, кузнечиков, орлов, Что даже мы, творцы всех старых рубрик, рады Выслушивать его публичные тирады!"
Гордец, вознесшийся высокою душой Над грозной тучею, над шумною толпой, Я отвести хотел главу от жалкой своры; Но срам чудовищный мои узрели взоры... (И солнца светлая не дрогнула стезя!) Мою владычицу меж них увидел я: Она насмешливо моим слезам внимала И каждого из них развратно обнимала.

CXXXVI. ПУТЕШЕСТВИЕ НА ОСРОВ ЦИТЕРУ
Как птица, радостно порхая вкруг снастей, Мой дух стремился вдаль, надеждой окрыленный, И улетал корабль, как ангел, опьяненный Лазурью ясною и золотом лучей. Вот остров сумрачный и черный... То - Цитера, Превознесенная напевами страна; О, как безрадостна, безжизненна она! В ней - рай холостяков, в ней скучно все и серо.
Цитера, остров тайн и праздников любви, Где всюду реет тень классической Венеры, Будя в сердцах людей любовь и грусть без меры, Как благовония тяжелые струи;
Где лес зеленых мирт своих благоуханья Сливает с запахом священных белых роз, Где дымкой ладана восходят волны грез, Признания любви и вздохи обожанья;
Где несмолкаемо воркуют голубки! - Цитера - груда скал, утес бесплодный, мглистый. Где только слышатся пронзительные свисты, Где ужас











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.