Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Ш / Шарль Бодлер /
Цветы зла



гущей Клеймо незримое предательски кладущий!

Мои томления помилуй, Сатана!
Ты, развращающий у дев сердца и взгляды И их толкающий на гибель за наряды!

Мои томления помилуй, Сатана!
Ты, посох изгнанных, ночных трудов лампада, Ты, заговорщиков советчик и ограда!

Мои томления помилуй, Сатана!
Усыновитель всех, кто, злобою сгорая, Изгнали прочь отца из их земного рая!

Мои томления помилуй, Сатана!

МОЛИТВА Тебе, о Сатана, мольбы и песнопенья! О, где бы ни был ты: в лазурных небесах, Где некогда царил, иль в адских пропастях, Где молча опочил в час страшного паденья, - Пошли душе моей твой непробудный сон Под древом роковым добра и зла познанья, Когда твое чело, как храма очертанья, Ветвями осенит оно со всех сторон!

* СМЕРТЬ *

CXXXI. СМЕРТЬ ЛЮБОВНИКОВ
Постели, нежные от ласки аромата, Как жадные гроба, раскроются для нас, И странные цветы, дышавшие когда-то Под блеском лучших дней, вздохнут в последний раз.
Остаток жизни их, почуяв смертный час, Два факела зажжет, огромные светила, Сердца созвучные, заплакав, сблизят нас, Два братских зеркала, где прошлое почило.
В вечернем таинстве, воздушно-голубом, Мы обменяемся единственным лучом, Прощально-пристальным и долгим, как рыданье.
И Ангел, дверь поздней полуоткрыв, придет, И, верный, оживит, и, радостный, зажжет Два тусклых зеркала, два мертвые сиянья.

CXXXII. СМЕРТЬ БЕДНЯКОВ
Лишь Смерть утешит нас и к жизни вновь пробудит, Лишь Смерть - надежда тем, кто наг и нищи сир, Лишь Смерть до вечера руководить нас будет И в нашу грудь вольет свой сладкий эликсир!
В холодном инее и в снежном урагане На горизонте мрак лишь твой прорежет свет, Смерть - ты гостиница, что нам сдана заране, Где всех усталых ждет и ложе и обед!
Ты - Ангел: чудный дар экстазов, сновидений Ты в магнетических перстах ко всем несешь, Ты оправляешь одр нагим, как добрый гений;
Святая житница, ты всех равно оберешь; Отчизна древняя и портик ты чудесный, Ведущий бедняка туда, в простор небесный!


CXXXIII. СМЕРТЬ ХУДОЖНИКОВ
Не раз раздастся звон потешных бубенцов; Не раз, целуя лоб Карикатуры мрачной, Мы много дротиков растратим неудачно, Чтоб цель достигнута была в конце концов!
Мы много панцирей пробьем без состраданья, Как заговорщики коварные хитря И адским пламенем желания горя - Пока предстанешь ты, великое созданье!
А вы, что Идола не зрели никогда! А вы, ваятели, что, плача, шли дотоле Дорогой горькою презренья и стыда!
Вас жжет одна мечта, суровый Капитолий! Пусть Смерть из мозга их взрастит свои цветы, Как Солнце новое, сверкая с высоты!

CXXXIV . КОНЕЦ ДНЯ
В неверных отблесках денницы Жизнь кружит, пляшет без стыда; Теней проводит вереницы И исчезает навсегда.
Тогда на горизонте черном Восходит траурная Ночь, Смеясь над голодом упорным И совесть прогоняя прочь;
Тогда поэта дух печальный В раздумье молвит: "Я готов! Пусть мрак и холод погребальный
Совьют мне траурный покров И











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.