Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Ш / Шарль Бодлер /
Цветы зла



ших растворов, Чарующему сну навек тебя предам".
И отвечала ей со вздохом Ипполита: "Нет, я не жалуюсь, но тайною виной Я заворожена, подавлена, убита, Как будто согрешив на трапезе ночной.
Вот-вот я упаду под натиском страшилищ И черной нежити, внушающей мне жуть; Куда б ни кинулась я в поисках святилищ, Кровавый горизонт мне преграждает путь.
Скажи, что делать мне с тревогою моею? На что решились мы? Чуть вспомню - содрогнусь! "Мой ангел", - говоришь ты мне, а я робею, И все-таки к тебе губами я тянусь.
Что ты таишь, сестра, во взоре неотвязном? Мы обе пленницы возвышенной мечты, Пускай ты западня, влекущая соблазном, Пускай погибели моей начало ты!"
Дельфина же, тряхнув трагическою гривой, Как бы с треножника бросая грозный взгляд, Вскричала, властностью дыша нетерпеливой: "Кто смеет поминать в связи с любовью ад?
Будь проклят навсегда беспомощный мечтатель, Который любящих впервые укорил И в жалкой слепоте, несносный созерцатель, О добродетели в любви заговорил.
Кто хочет сочетать огонь с холодной тенью, Надеясь разогреть скучающую кровь И тело хилое, подверженное тленью, Тот солнцем пренебрег, а солнце есть любовь.
Предайся жениху в преступно глупом блуде, Пусть искусает он тебя наедине; Свои клейменые поруганные груди Ты принесешь потом, заплаканная, мне.
Лишь одному служить нам стоит властелину..." Но жалобно дитя вскричало: "Погоди! Я в бездну броситься с тобою не премину, Но бездна ширится, она в моей груди!
И в этом кратере восторга и обиды Чудовище меня, рыдая, стережет; Скажи, как утолить мне жажду Эвмениды, Чей факел кровь мою неумолимо жжет?
Невыносимый мир ужасен без покрова; Покой меня томит, желания дразня; Я, как в могилу, лечь к тебе на грудь готова, В твоих объятиях ты уничтожь меня!"
Во мрак, во мрак, во мрак, вы, жертвы дикой страсти, Которую никто еще не мог постичь, Вас тянет к пропасти, где воют все напасти, И ветер не с небес вас хлещет, словно бич.
Так вечно мчитесь же средь молний беспросветных, Шальные призраки, изжив последний час; Ничто не утолит желаний ваших тщетных, И наслаждение само карает вас.
Луч свежий солнечный не глянет к вам в пещеры; Лишь лихорадочный струится в щели смрад, А вместо фонарей там светятся химеры, Так что въедается в тела зловредный чад.
От вожделения иссохла ваша кожа, Но ненасытный пыл за гробом не иссяк, Вихрь дует чувственный, плоть бывшую тревожа, И хлопает она, как обветшалый стяг.
Вы, проклятые, вы, бездомные, дрожите От человеческой безжалостной молвы, В пустыню мрачную волчицами бежите От бесконечности, но бесконечность - вы!

ЛЕТА Сюда, на грудь, любимая тигрица, Чудовище в обличье красоты! Хотят мои дрожащие персты В твою густую гриву погрузиться.
В твоих душистых юбках, у колен, Дай мне укрыться головой усталой И пить дыханьем, как цветок завялый, Любви моей умершей сладкий тлен.
Я сна хочу, хочу я сна - не жизни! Во сне глубоком и, как смерть, благом Я расточу на теле дорогом Лобзания, глухие к укори











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.