Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Т / Теодор Крамер /
Зеленый дом



не сделали пока.

Я радуюсь улыбке мясника,
платя за ветчину для бутерброда:
загвоздка лишь с источником дохода.
Мне ничего не сделали пока.

Я даже вправе погулять слегка,
пройтись пешком, довериться трамваю:
на что же я, однако, уповаю?
Мне ничего не сделали пока.

Ни документов нет, ни тайника,
я не могу ни выбраться отсюда,
ни, сидя здесь, надеяться на чудо:
мне ничего не сделали пока.

x x x
Кто в нашу дверь звонит, чуть свет?
Тревога - не всерьез,
и для нее причины нет:
мальчишка хлеб занес.

Кто в нашу дверь звонит, чуть свет?
Не к нам на этот раз,
но в дворницкой какой-то тип
расспрашивал про нас.

Кто в нашу дверь звонит, чуть свет?
Кончай сходить с ума:
ну, почтальон, ну, что с того,
что нет пока письма.

Кто в нашу дверь звонит, чуть свет?
Неважные дела:
отсюда съехать мы должны
до первого числа.

Кто в нашу дверь звонит, чуть свет?
Не плачь любой ценой,
подай мне узелок с бельем -
они пришли за мной.

x x x
В бор соседний я один ушел вчера
как тепла была трава, и как сыра,
ветер пел мне, ветер в зелень пеленал, -
здесь никто меня не видел и не знал.

Взмыл стеклянный шар луны сквозь звездопад,
в ломких травах зазвучал оркестр цикад,
и концерт его старинный стоил мне
ровно столько, сколько ветер в вышине.

Так стоял я и следил, как яркий след
по дороге прочертил мотоциклет, -
от всего, что в жизни станется со мной,
отсечен блаженной лиственной стеной.

Лебедь плыл за Андромедой, как ладья,
по кустарникам бежал в ознобе я,
и во мне, высвобождаясь из оков,
трепетало сердце канувших веков.

НА ПЕРЕЛОМЕ

Распался мир, и все свои тетради
горящему я отдал очагу, -
но вновь, привычки ежедневной ради,
пишу, и по-другому не могу.

Мне ль, хворому, тогда, на самом деле,
мечтать о переходе рубежа, -
я тратил в колебаниях недели,
все более от ужаса дрожа;

был страшен путь подошвам воспаленным,
но жребий мне нежданно пал такой,
что я друзьями скрыт в дому зеленом
и незаслуженно обрел покой.

И снова, словно подчиняясь порче,
к бумаге голова наклонена:
я чутче стал, однако же не зорче,
пока что даль передо мной - темна.

Я планов на грядущее не строю,
как будто расщепилось бытие -
меня спасли друзья, но мне порою
чудовищно спасение мое.

Сквозь тишину судьба диктует властно,
и выбора передо мною нет:
был слаб или силен я - станет ясно
в чужой стране и через много лет.

x x x
Ты все цветешь ли, деревцо,
там, где трамвайное кольцо -
а то прошел всего-то год,
и жизнь пошла наоборот:
но ты цветешь, цветешь, как встарь.

Ты зеленеешь ли, газон?
Мне лезть из дома не резон,
у первого же кабачка
я попадусь наверняка,
но ты все зелен, будто встарь.

Т











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.