Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Т / Теодор Крамер /
Зеленый дом



а часа утра.
Для шлюх - последняя пора.
Вконец пустеет тротуар.
Плати: додешевел товар
до точки.

Четыре: день недалеко,
хлеб вынут, скисло молоко,
бредет домушник и, журча,
течет пьянчужечья моча:
о Боже.

ДВОЕ ЗАТРАВЛЕННЫХ

Мой братец, Лейба Люмпеншпитц,
ответь: ну почему
ты удавился - чтобы
теперь меня трясло бы
средь улиц и в дому?

Я опасался за тебя:
ты целый день молчал,
был очень независим,
но груды злобных писем
так часто получал.

Ты стал как зверь в своей норе,
и дик, и одинок:
ты вздрагивал от звона
злодея-телефона
и трубку снять не мог.

Ты дверь на стук не открывал -
о, ты хлебнул с лихвой!
Тряслись мои поджилки,
но я носил посылки
в дом зачумленный твой.

А что лежало, Лейба, в них -
какая чепуха!
В четверг - хвосты крысиные,
а в пятницу - гусиные
гнилые потроха!

Я слух вчерашний счел одной
из худших небылиц:
кто мог бы знать заране?
Повесился в чулане
ты, Лейба Люмпеншпитц!

Со страху, Лейба Люмпеншпитц,
легко в удавку влезть!
Кровь холодеет в жилах,
и я давно не в силах
не выпить, ни поесть.

Ты был со мной, я был с тобой,
ответь: ну почему
ты удавился? Чтобы
взамен - меня трясло бы
средь улиц и в дому?

РЕНТА

Джон Холмс и Билл, его сынок,
уютно жили: шла
по почте рента Джону, в срок -
тридцатого числа.
Случился грустный номер:
родитель взял да помер.
Такие вот дела.

"Джон Холмс! Я так тебя любил!
Без ренты мне - беда!"
И обложил папашу Билл
солидным слоем льда,
заклеил щели, фортки,
темнела в белом свертке
отцова борода.

Билл закупал двоим еду -
отец хворает, чай.
Воняло, - Билл на холоду
варганил завтрак, чай, -
а почтальон клиенту
носил все ту же ренту,
ну что ж, хворает, чай.

Уже зима невдалеке -
а Холмсы все вдвоем:
Билл - в уголке, Джон - в леднике,
и каждый - при своем.
На дверь, на стены, на пол
сынок духов накапал
и замерзал живьем.

"Джон Холмс, - шептал ночами Билл, -
любимый мой отец!
Тебя я вовсе не убил,
мне жаль, что ты - мертвец!
Не надо гнить, не надо!
Ведь я рехнусь от смрада,
коль ты сгниешь вконец!"

И все-таки пришел каюк
терпению сынка.
Джон Холмс во все, во все вокруг
проник исподтишка.
Нашли висящим Билла,
и рента, видно было,
торчит из кулака.

О ВЕЛИКОМ ХОЛОДЕ НАКАНУНЕ НОВОГО 1929 ГОДА

На Святого Стефана* пришли снегопады,
завалило распадки, дома, палисады,
и над плавнями, белый настил распуша,
стекленела и стыла стена камыша.

Встала стужа, колодцы до дна проморозив,
у саней отставала оковка полозьев,
старики говорили, что, мол, никогда
не случалось такие видать холода.

Ветер льдисто хрустел в человеческом горле,
батраки прост











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.