Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Д / Джон Мильтон /
Потерянный рай



братить в рабов Несведущих, в слепых, послушных слуг. Он знает, что, когда вкусите плод, Ваш мнимо светлый взор, на деле - темный, Мгновенно прояснится; вы, прозрев, Богами станете, подобно им Познав Добро и Зло. Так быть должно. Мой дух очеловечился, а ваш - Обожествится; человеком скот Становится, а богом - Человек. Быть может, вы умрете, отрешась От человеческого естества, Чтоб возродиться в облике богов. Желанна смерть, угрозам вопреки, Когда влечет не худшую беду! И что такое боги? Почему Не стать богами людям, разделив Божественную пищу? Божества Первичны; этим пользуясь, твердят, Что всє от них. Сомнительно весьма! Я вижу, что прекрасная Земля, Согрета Солнцем, производит всє, Они же - не рождают ничего. А если всє от них,- кто ж в это Древо Вложил познание Добра и Зла, Так что вкусивший от его плода, Без их соизволенья, в тот же миг Премудрость обретает? Чем Творца Вы оскорбите, знанье обретя? Чем знанье ваше Богу повредит? И если всє зависит от Него, Способно ль Древо это что-нибудь Противу Божьей воли уделить? Не завистью ли порожден запрет? Но разве может зависть обитать В сердцах Небесных? Вследствие причин Указанных и множества других Вам дивный этот плод необходим. Сорви его, земное божество, Сорви и беспрепятственно вкуси!"
Он смолк; его коварные слова Достигли сердца Евы так легко! На плод она уставилась, чей вид, Сам по себе, манил и соблазнял. В ее ушах еще звучала речь Столь убедительная; мнилось ей, Что уговоры Змия внушены Умом и правдой. Полдень между тем Приблизился и голод вместе с ним, Благоуханьем дивного плода Усиленный, и это, заодно С желаньем прикоснуться и вкусить, Еще сильней манило томный взгляд. Однако, на минуту задержась, Так рассуждала мысленно она:
"- Воистину, о лучший из плодов, Твои чудесны свойства. Запрещен Ты людям; тем не менее нельзя Тебе не удивляться. От начала Неприкасаемый, ты наградил, При первом опыте, немую тварь Словесным даром; научил язык, Не созданный для речи, восхвалять Тебя. Не скрыл твоих достоинств Тот, Кем заповедан ты и назван Древом Познания Добра и Зла, и нам Не разрешен. Но строгий сей заказ Тебе во славу; доказует он, Каким ты благом в силах одарить, Которого мы, люди, лишены. Владеть безвестным благом - невозможно; Владеть же им в неведенье - равно Что вовсе не владеть; и, наконец, Что запретил Он? Знанье! Запретил Благое! Запретил нам обрести Премудрость! Но такой запрет никак Вязать не может. Если вяжет смерть Нас вервием последним,- в чем же смысл Свободы нашей? От плода вкусив, Осуждены мы будем и умрем. Но разве умер Змий? Ведь он живет, Хотя вкусил; познаньем овладел, И, прежде неразумный,- говорит И думает. Ужель для нас одних Смерть изобретена? И лишь для нас Недостижима умственная снедь, А тварям предоставлена? Видать, Она животным не воспрещена! Но скот, вкусивший первым, отрешась От зависти, ликуя, сообщил О благе обретенном,- друг людей, Надежный очевидец, и ему Не свойственны лукавство и обман. Чего ж боюсь? Верней, чего должна Бояться, не познав Добро и Зло











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.