Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Д / Джон Мильтон /
Потерянный рай



м, сопровождаемым арфами, воспевают в гимнах Отца и Сына. Тем часом Сатана опускается на поверхность крайней сферы нашей вселенной. Странствуя здесь, он прежде всего находит некое место, названное позднее Лимбом, Преддверьем Суетности. Следует описание лиц и предметов, возносящихся в эту область. Затем Сатана достигает Небесных Врат; следует описание ступеней, ведущих к ним, и вод, обтекающих Небеса. Далее Сатана направляет полет к шару Солнца, встречает Уриила, правителя этой планеты, преображается в младшего Ангела и притворно уверяет Серафима в своем горячем стремлении увидеть новозданный мир и Человека, поселенного на нем Создателем. Он выведывает местонахождение Человека и сперва опускается на гору Нифат.
О, Свет святой! О, первенец Небес! Хвала тебе! Дерзну ль неосужденно Лучом совечным Вечному назвать Тебя, когда Господь есть Свет, От века сущий в неподступном свете, А стало быть, о, излученный блеск Субстанции несозданной,- в тебе! Эфира ли ты чистое струенье? Но кто укажет мне, где твой исток? Ты прежде Солнца пребывал и Неба И, повинуясь голосу Творца, Подобно ризам юный мир облек, Возникший из безвидной пустоты Безмерной,- мир глубоких, черных вод. Стигийскую пучину миновав, Покинув тьму, где долго я блуждал, На смелых крыльях возвращаюсь вновь К тебе. Летя сквозь мрак и полумрак, Ночь древнюю и Хаос я воспел Не на Орфеев лад, на лад иной. Нет! Музою небесной умудрен, Спускался я в провалы темноты Отважно и оттуда восходил Опять к высотам. Труден этот путь И необычен. Снова я обрел Тебя и воскрешающую мощь Твоей лампады чую, но глаза Ты никогда мои не посетишь. Вотще они вращаются, ища Всепроникающих твоих лучей, Не находя и промелька зари; Их погасила темная вода, А может, бельма плотные. Но все ж Я, возлюбив священные напевы, Паломничества не прерву в страну, Где обитают Музы, где ручьи Прозрачные, тенистые леса И солнцем напоенные холмы. Но предпочтительно к тебе, Сион, К источникам, которые в цветах, У твоего подножия журчат Святого,- я ночами уношусь, Нередко вспоминая двух мужей Слепых: Тамириса и Меонида, С которыми сравнялся я судьбой; О, если б равной славы мне достичь! - И думаю о древних двух волхвах: Финее и Тересии. Мой дух Тогда питают мысли и невольно Рождают гармонический напев. Так птица в непроглядной тьме поет Бессонная и, средь густых теней Укрытая, свою ночную трель Выводит. Наступают каждый год Весна и лето, осень и зима, Но никогда не возвратится день Ко мне. Я не увижу никогда Блаженных смен восходов и закатов, Ни вешних цветников, ни летних роз, Ни тучных стад, ни дивных лиц людских. Подобно туче, беспросветный мрак Меня окутал; от мирской стези. Кипучей отстранил навек меня, И Книга, по которой изучать Я мог Природы дивные дела, Померкла, выскоблена и пустых Страниц полна; закрыты, для слепца, Одни из врат Премудрости навек. Тем ярче воссияй, Небесный Свет, Во мне и, силы духа озарив, Ему - восставь глаза; рассей туман, Дабы увидел и поведал я, То, что узреть не может смертный взор.
С пречистой, эмпире











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.