Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Д / Джон Мильтон /
Потерянный рай



об лишились и они Блаженства. Применив насилье? Нет! Насилье было бы отражено; Враг пустит в ход предательство и ложь. Открой Адаму всє, дабы не мог Оправдываться, если он падет По воле собственной; что, мол, врасплох Застигнут был и что его никто Не вразумил и не предостерег!"
Так, правосудно, Вечный наш Отец Изрек. Не медля, получив приказ, Гонец летучий взвился, отделись От сонма Духов, средь которых он Стоял, прикрывшись пышными крылами, И Ангельские хоры перед ним Повсюду расступались на пути, Пока он Эмпирей пересекал В полете и достиг Небесных Врат, Что сами распахнулись широко На петлях золотых; Державный Зодчий Столь дивное устройство смастерил. С порога Врат ни туча, ни звезда, Ничто ему не преграждало взор; Хотя от прочих блещущих шаров Земля не отличалась и была Невелика, он разглядел ее И на господствующей высоте, Средь окруженья кедров,- Божий Сад. Так видел ночью, с помощью стекла, Материки и страны на Луне Воображаемые - Галилей, Но с меньшей четкостью; так мореход Среди Циклад плывущий, острова Самое и Делос видит вдалеке, Подобно клочьям пара. Дух к Земле, Сквозь ширь эфирную свой быстрый лет Направил, средь бесчисленных миров. То на крылах надежных он парил В полярных ветрах; то, за взмахом взмах, Покорный воздух мощно рассекал. До уровня парения орлов Он снизился. Пернатый мир почел Его за Феникса, и все, дивясь, В нем ту единственную птицу видят, Спешащую к стенам стовратных Фив Египетских, дабы сложить свой прах В блестящем храме Солнца. Вот в Раю Он плавно опустился на утес Восточный, Серафима вид приняв Правдивый свой; шестью крылами стан Его божественный был осенен; Два первые - ниспав с широких плеч, Как мантия, достойная царей, Окутывали грудь; иные два - Как звездный пояс облегали чресла, Скрывая бедра пухом золотым, Пестревшим всеми красками Небес; А третьи - словно панцирь перяной, Одели ноги, от колен до пят, Лазурью ослепительною; так, Подобно сыну Майи, он стоял, Крылами потрясая, и вокруг Благоуханье дивное лилось. Сторожевыми Ангелами он Немедля узнан. Все пред ним встают, Высокий почитая ранг посла И важное заданье, что ему Поручено бесспорно. Миновав Охраны Райской пышные шатры И рощи мирры, где бальзам, и нард, И кассия струили аромат Цветочиый - благовонье глухомани, Пришел он в дол благословенный; здесь Природа, в юной щедрости своей, Воображенью девственному дав Свободу, прихотливо создала Обилье роскоши, превосходя Великолепьем диким чудеса, Что созданы по правилам искусства. Расположась у входа шалаша Прохладного, Адам гонца узрел, В благоуханной роще, меж стволов, Грядущего навстречу. Той порой Уже к зениту Солнце поднялось, Меча на Землю жгучие лучи, И, чтоб глубины темных недр согреть, Давало много больше ей тепла, Чем нужно Праотцу. В тенистой куще Рачительная Ева, как всегда, Обед из сочных, наливных плодов Готовила, способных насыщать Проголодавшихся; питьем служил Нектар из разных ягод, винных грозд И молока. Адам воззвал к жене:
"- Спеши, о Ева! Посмотри на нечто, Достойное вниманья твоег











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.