Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 

Тест для двоих

Психологические тесты тест для двоих новинка!

www.mirprognozov.ru



 
Д / Дидерик Йоханнес Опперман /
Ночной дозор



Дом и двор.

- Повесился ночью... Кто виноват?
Не с девушкой ли получился разлад?

- Не валите напраслину на паренька.
Дело не в девушке. Наверняка.

- Бывает, что сын ненавидит отца.
Часто ль наказывали сорванца?

- Ничего и в помине такого нет:
учился музыке несколько лет...

- Мадам, выкладывать правду пора.
- Ах, это все природы игра!

Из четырех сыновей - один
лишь он темнокожим был, господин!

Вот - фотоснимки, они со мной:
трое белых братьев, четвертый - цветной.

ЗАБВЕННЫЙ

Рассветным сумраком в отчаянии рыща,
он щель нащупывал, в которой бы сквозь тьму
ему забрезжили былые пепелища -
хоть что-то из того, что памятно ему.

Когда над родником склонилась Тонженани,
он рассмотреть успел сквозь дно ее зрачков
кувшин под деревом, наполненный заране,
густые заросли хвоща и тростников,
кусты акации, которые тонули
в рассыпчатой пыльце полуденных лучей,
на миг застывшего в траве самца косули -
но все оборвалось: она вошла в ручей.

И, прежний город потрясенно узнавая,
он увидал его глазами старика:
там влагой утренней курилась мостовая,
и тысячи подошв спешили до гудка
к станкам, - и стая голубей, взлетев от форта,
скользила к рынку, и тумана полоса
над спящею рекой была еще простерта,
и дым фабричный возносился в небеса.

Тигровой молью тьмы, воспоминаньем блеклым,
забвенным шорохом довременных лесов,
так и скитается, и жмется к темным стеклам,
к воротам и дверям, закрытым на засов.

НОЧНОЙ ДОЗОР СТАРИКА

Там выдра, юрко выскользнув из норки,
обнюхивает травы на пригорке,
в ночи рыдает, словно домовой,
и в изгороди рыскает живой;
но в дряхлом доме - тишь; впотьмах неярко
еще пылает фитилек огарка
над мертвецом; так лишь луне дано
над парусником, что пошел на дно,
искриться, - над волнами, что со злостью
швыряются адамовою костью.

Во мрак последним жестом старика
к отдушнику протянута рука,
по стенам виснут грузно и понуро
козлиные рога, удавья шкура;
и пожелтевших рам суровый ряд,
из коих предки пристально глядят;
их взоры строги и проникновенны,
их крови жар в мои стучится вены,
но, так и не вместясь в рассудок мой,
он рвется в бой с бушующею тьмой.

От старика они уходят в ночь,
как семена от оболочки прочь:
тот, кто начало положил поселку,
кто стены клал, тоскуя втихомолку,
и мастерком постукивал, - и тот,
кто в шахте рылся, как заправский крот;
еще - судья, снискавший злую славу,
суливший ночью сам себе расправу;
все - разные, но, сохраняя связь,
они молчат, к истоку возвратясь.

"И вот теперь, под ливнем звезд, когда
заткались и глаза и борода
болотной ряскою, - тебе по силам
припомнить, как, простясь с первичным илом,
ты выполз на невиданный простор,
где были звезды, реки, кряжи гор,
н


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31









Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.