Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Д / Дидерик Йоханнес Опперман /
Ночной дозор



великий голод высеяно зло,
а зла зерно, когда оно взошло,
на пользу служит не одной ли злобе?"
Растут ряды семян в ее утробе:
черно, бело, коричнево зерно -
Кристине знать до срока не дано.
И вот, предавшись времени теченью,
она себя готовит к рассеченью,
и в летний день, на блюде возлежа,
покорствует сверканию ножа...
Пунцовый сок с ножа течет на ложе;
и белый, и цветной, и чернокожий
стоят, вкушая за ломтем ломоть
подобную вину и хлебу плоть.

ТРАУРНЫЙ МАРШ

Сквозь витражи, расталкивая мглу,
на девушку на каменном полу
свет солнца красноватый скудно пролит;
она рыдает, и дрожит, и молит:
"О плоть моя, причина маяты,
доколе мне темницей будешь ты?
И ты, душа, томящаяся в теле,
зачем ты столько медлила доселе,
не вырвалась доселе из груди?
Освободи меня, освободи!
Уволь меня от сей юдольной муки!"
Она свои веснушчатые руки
разглядывает, слезы притая,
вдруг улыбается: "О плоть моя,
раба моя, страдалица немая!"
Свои целует пальцы, принимая
их как подарок: "Слышу высший глас:
сойдет Жених к невесте в должный час,
к папайе, к камню... Встреть Его нарядом
наибелейшим... Он грядет, он рядом!"
Она плетется к хорам... Час настал:
гремит органа траурный металл.

ЦВЕТОК ИЗ ХАОСА

I. ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ

У Берега Смерти выходят на след
ищейки, в ракушечник тычась носом,
в каждый обломок, в каждый скелет;
обставить собак - ни ногам, ни колесам
ни малейшей надежды нет.

За колючками проволоки окрест
в прибрежной почве лежат алмазы,
искры нерукотворных звезд.
На белых досках - аршинные фразы:
"Запретная зона!", "В объезд!"

Змеи гнездятся в скальном расколе;
здесь гибель, здесь мир погрузил лицо
в сковородку для выжарки соли;
деревня и карликовое деревцо
существованье влачат в юдоли.

На каждой тысяче шагов,
где колючки проволок тянутся к вышкам,
скрип охранничьих сапогов, -
даже света звезд хватает с излишком
охране концлагерных берегов.

Овамбо в одежде из меха овечьего
выкликает с дюн известья свои,
по цепочке доносится речь его
в Бракфонтейн, - там локация, почта и
полиция; в общем, расписывать нечего.

Охранник под вечер обход кончает,
с добывкой к деревне идет из дюн,
туда, где вывеску ветер качает -
пошептаться, покуда Горбатый Кун
на продажу штиблеты тачает.

Кун возьмет и рубинов, и хрусталя
у черных сборщиков мелочевки;
он отпустит их, взамен уделя
кожу на хлыст, на обувь подковки,
гвоздей отсыплет из кошеля.

Раз в месяц с привычным обходом края
брат Бен приходит из-за холмов,
с потерянного начинает рая, -
это первая часть, - и с пеньем псалмов
сбор подаяния - часть вторая.

С ним коротает дни и ночи
Исабель, отзывчивая крошка.
"Пряжки на туфлях ей замени" -
присядут и, помолчав немножко,
бе


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31









Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.