Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Д / Дидерик Йоханнес Опперман /
Ночной дозор





и долго шли за звездой старики,
минуя камни, кусты, ручейки,

и пришли наконец-то в Шестой квартал,
там фитилек в бутылке мерцал,

там вялилась рыба, царила тишь,
там в яслях лежал темнокожий малыш.

Овечьего жиру, бильтонга, яиц
поднесли старики и простерлись ниц,

и восславили Бога за это дитя,
что спасет свой народ - пусть годы спустя.

Наблюдала за ними, сердясь, как могла,
бантамская курица из угла.

СТАРУХИ НА РЫНОЧНОЙ ПЛОЩАДИ

Под вечер они из проулков Капстада
приходят в стоптанных башмаках,
плетутся вдоль овощного ряда,
мешки из-под сахара держат в руках.

Одна - в манто меховом, без меха,
другая - в накидке протертой, сквозной;
девичья блузка, будто для смеха,
как на вешалке, еще на одной.

Она вспоминает нетерпеливых
матросов, бутылки с жидким огнем,
пирожные, гребни в рубинах фальшивых,
сытое время - ночью и днем.

Перед нею встают, углубляя растраву,
винно-красные, темные залы в порту,
где, вальсируя или танцуя гуаву,
с ней мужчины скользили, от страсти в поту.

Дни чередой веселой бежали,
выбирала и вещи она, и мужчин,
за нее чуть не семеро нож обнажали,
и - спаси ее Бог! - удавился один.

Под вечер приходят они, оборванки,
потому что все еще жить должны, -
покупают подгнившие тыквы-горлянки
и капусты привядшие кочаны.

ВОСКРЕСЕНЬЕ РЕБЕНКА

Папа, мама, братик и я
редьки надергали возле ручья.

Всю ее скушали, сидя на травке.
Братик еще попросил добавки.

Потом мы в сарай пошли прямиком,
там было соседей набито битком.

Там, в духоте, была охота
кому-то читать по книжке кого-то.

Швыряют камнями в ягненка, смотри,
белого, будто редька внутри.

ПРИБРЕЖНЫЕ ЗАРОСЛИ БАМБУКА

Клонится ствол ко стволу:
поклон за поклоном.
Корни уходят во мглу
в иле придонном.

Жест: обнять, оберечь,
вырвать из бездны.
Но и молитва и речь
здесь бесполезны.

Тела погибают вразброс -
тленья ли ради?
Лишь колышутся темных волос
влажные пряди.

Движенья стволов по-людски
неторопливы.
Здесь властвуют вечной тоски
приливы, отливы.

УТЕС ДЛЯ СОСНЫ

Утес помаленьку растет:
пока подрастет на вершок,
даже высокие дюны
рассыпаются в порошок. округе
желторотых, новых птенцов.

Одно другому вослед:
сосна вырастает в сосну -
если вырос утес в утес,
у него же - выбора нет,
он растет миллионы лет.

СТАРЫЙ ПОЭТ

Нет, в моем водоеме покуда не сухо.
След потерян? Ну что ж, на старуху проруха.
Я по правилу нынче живу одному,
по единым законам для зренья и слуха.

Нет, еще не погас огонек фитиля,
яд в котле закипает, шипя и бурля, -
но один только вихрь из котла вылетает,
и дурманит меня, что ни день, конопля.

И тогда восстает в наркотической хма


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31









Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.