Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Д / Дидерик Йоханнес Опперман /
Ночной дозор



покровом бурым
старые воины гордой земли".

*

Озирает констебль осторожно и долго
Йорика с головы до пят
с полным сознаньем служебного долга;
и Йорик знает: он - виноват.

Он здесь чужак; тогда торопливо
к морю печаль уводит свою,
к скалам в ракушках, к шуму прилива,
тоскует о доме в родном краю,

о холмах зеленых нет-нет вздохнет он,
о лесах, о кувшинках на глади пруда,
о том, как был он морем заглотан,
как беспощадно брошен сюда.

Чайки кричат, и с тоскою жгучей
он глядит зачарованно в море, где
крошки-рыбешки широкой тучей.
клубясь, исчезают в дальней воде.

"Я с этой землей лишь подобьем связи
соединен и понял давно:
с первых шагов по прибрежной грязи
в сердце ношу измены зерно".

3. ГРАНАТА

Залиты музыкою балконы,
тамбурины задиристые слышны -
но заводы, шахты и терриконы
ведут священный танец войны.

Звездной фольгой унизаны тяжи
от стены к стене, озаряя мглу;
предметы, звери и персонажи
масками кружатся на полу, -

вот арлекин, вот фазан, вот лилея,
п*рами, пришлый чаруя глаз,
все ускоряя темп и смелея
в ритмах, которые шлет контрабас

и тамбурины, - пока до дрожи
не проберет финальная медь,
зажжется свет, и с лиц молодежи
маскам будет пора слететь.

Йакос и Эна, Йорик и Эрна,
Трейда, Ренир, Риа, Кот-Фан
с песней шагают, и характерно,
что выпить пива - ближайший план.

Ренир, узкогубый и тонкоусый,
говорит, порядком навеселе:
"Йорри, докажем, что мы не трусы,
черта ли ползать нам по земле!"

Прошита молнией тьма простора,
и черный кельнер в харчевне ночной
на стол перед каждым ловко и споро
ставит яичницу с ветчиной...

К дому Эрны вдвоем подходят во мраке,
щелкает ключ в английском замке.
Аквариум, Юркая рыбка. Маки:
каждый на тонком дрожит стебельке.

Скинув рывком маскарадное платье,
ныряет в постель, зажигает свет,
шарит на столике у кровати
в поисках спичек и сигарет.

Магнолию белую видит в трельяже:
бедра, спина, изгиб руки, -
он в глубины скользит и не слышит даже,
что ангелов-рыб шуршат плавники,

колючек слизистых спят распорки,
выше, над ними, совсем на виду,
хрупкий моллюск раскрывает створки
и закрывает, поймав еду.

- Что движет мною в глубинах?.. - Резко
пробуждается, кажется тут же ему,
что как-то странно шуршит занавеска,
он револьвер направляет во тьму:

аквариум. Рыбка скользит по кругу.
Маки. Под каждым - свой стебелек.
Одевается, быстро целует подругу
и закрывает дверь на замок.

На улицах тихо, город спокоен,
подметальщики, метлы и шланги держа,
скребут мостовую. Со скотобоен
слышно затачиванье ножа.

Неистово плачет ребенок сонный.
Мглу разгоняет быстрый рассвет.
У мастерской, в корзинке плетеной,
"Трансвалец" и молочный па











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.