Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Л / Лев Халиф /
Сборник поэзии



Слово ищет брода.
Он всегда подводит рот - Главный слова выдох, Когда слово ищет брод, Когда ищет выход..
Немоте припас гримас Жест глухонемого. Проворачивание громад - Ищет брода слово.
Будет, будет красота В свой черЈд красива, Как после Страшного Суда Первородной сила.
Птице помогает зоб, Но едва ль красивый, БьЈт волнения озноб- Главный здесь краситель.
ЕщЈ несхожий с лЈгкой дрожью, Когда виден результат, Так возвышающий над ложью, Что пугается художник, Как облаков аэростат.
Но он уймЈт барабаны дрожи В обескровленных руках, Непривычный, Непохожий И растерянный слегка.
Муки творчества, Ну какие же это муки, Когда Слово, а вернее, Его Высочество, Наконец-то, Выпадает в руки.

x x x Космонавт, Как ангел падший, А может и не космонавт, А может быть и не ангел даже, Ангел всЈ же не в штанах, И, конечно же, не в шляпе, Замаскированной под картуз, То ли дворник, То ли яппи, То ли двойка, То ли туз, Но явно кто-то приземлился, (слава Богу, не фугас) Посидел и снова взвился И тут же из виду погас.

x x x В жаркой Кесарии, Потеет над словом писец. Пера касание Шкуры Или сердец. На то и апостол Чтоб от себя добавить, Не всегда укладываясь в строку. История, похожая на байку, Посапывает на боку. Жена, Покрытая шерстью...
Библия - бортжурнал Космических пришельцев, ЕщЈ не переписанный по-домашнему, На земле, вечно чем-то дымящейся.
Мужество, Ладно в латы закованное. Куда натужнее мучиться, ЗаземлЈнным, Как в землю закопанным. С высочайших высот приниженным, Становясь земным на кресте ... Но пока кто-то молвит: "Вижу" Пустыня, саванна степь... Пригодная для гольфа, Что с размахом игра, И лысая вдруг Голгофа - ЕщЈ не проклятая гора.
ЗвЈзды над шерстью... Библия - бортжурнал Космических пришельцев.
Упадать на Землю страшно, Она кажется ещЈ мертвее... Так начинались страсти По космическому Матфею.


x x x Нет у слова столиц, Ничего нет у слова. Ни Ватерлоо, Ни Аустерлиц, Одна условность. И ещЈ цензура - костолом и сволочь, Она всегда на пути твоЈм Ты имеешь власть над словом, ЕЈ же власть над словарЈм.

x x x
Живой гербарий над цветами, Распятьем птицы крестят высь И воздух - свежести цитата, Небрежно брошенная вниз. Он там вверху, а здесь пожиже И цвета жухлого травы, Задымленный, своЈ поживший, И что-то ждущий за труды.

x x x
Уходим с криком или без, Разворошив тоску, как угли. Чем тише смерть, Тем громче лес, Как будто сирота он круглый, Взывает к небу, Сучья заломив... Ни на грош не верю в этот миф.
Театр скорби, Где на сцене гроб И лент муаровых чернеет финиш, Куда бежим мы запыхаться чтоб, Где тысячи цветов когда остынешь, Он сталкивает в землю их поток И плачет рот, на мой похожий , И это посильнее скорби тысяч толп. В трагической застывшей позе.
Уходим с криком или без, Человек не умирает весь.

x x x Дух носился над водою божий, Как заблудившийся матрос, Похоже, То был не дух, а альбатрос. А может быть беззвучная покамест, ЕщЈ не оперЈнная сто


1 2 3 4 57 8 9









Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.