Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Л / Лев Халиф /
Сборник поэзии



уж выразись Или выродись До конца.


Рай. Центральный парк, Только без влюблЈнных пар. Сверху грозди. Снизу грузди И старухи с молодою грудью, Очень качественной пока, Облокачиваются на облака. Возлежат себе Далилы, Что ни пазуха, то клад. Силиконовой долины Где-то рядом здесь домкрат.

x x x А вот и бык, что волок Европу, Она была покорна, как раба. При таких-то шарах, Что увидел мельком я сбоку,- И такие рога!

x x x Наган. Главное чтоб не попал песок. Его барабан На шесть персон.

x x x По своим делам летела пуля. Спасибо что не встретился я ей, Как с неба подмигнули, Как смилостивились: "Старей!"


СМЕРТЬ В ВЕНЕЦИИ
В Венеции похороны веселеее - ПлывЈшь в гондоле на вечное поселение. И гондольер здесь поющий Харон, И красота обступает со всех сторон.
Не то что в Греции вверх по Стиксу, Где капля света - одна лишь Харона фикса. А вода черна, как резина Оболакивает неспеша... - Ну и скоро ль Элизиум?- Не выдерживает душа. - Вода здесь устроена так,- отвечает Харон,- Что надо грести несколько вечностей кряду, Здесь всюду Лета - река похорон, Насколько хватает взгляда.
Она ещЈ над ним не колдовала, Почти не отличима в массе... Смерть в Венеции, с еЈ карнавалами, Непременно должна быть в маске.


x x x Как бы ни был день хорош Но уходит прочь. Чернотой твоих волос Наступает ночь. Темноты последней прядь, Тающей, как воск. И приходит день опять В золоте волос. Явно ты секрет таишь. - Здесь секрета нет, Просто волосы мои Очень любят свет.

Юмор Вообще-то юмор - Оружие безопасное и сугубо цивильное, Но отец Бомарше умер, Когда сын читал ему что-то севильское, А ведь это было не самое в литературе убийственное, Если бы это было самое убийственное, К тому же уже написанное, И не обязательно Бомарше, Папа бы не родился вообще.
И всЈ равно осторожно с этим топором, Пьер-Огюстен-Карон.

Кожа Очень терпкий у русалки Привкус моря на губах., Вот только рыбные чешуйки Остаются на руках.
У лягушек, пусть царевен, С кожей тоже нелады. Цвет еЈ, как куст сирени, Чуть завядший без воды.
И пупыристый, и странный, И не гладкий, как атлас, Кожи слой у Несмеяны,. Прямо скажем - не потряс.
У мегер, у страхолюдин, У кикимор - всех подряд. Кожа тоже, гусь на блюде,- Ни в какой не лезет ряд.
- Здесь нельзя быть демократом,- Кто-то сверху говорит, Очень внятно, будто рядом Микрофон его стоит.
И добавил, мудр и древен, Дегустатор разных кож,- - Не бывает у царевен, Чтоб от кожи била дрожь.
Это чаще у простушек И с косою Василис, Ну и прочих там пастушек, Тех, с которыми шалишь.
Это в юности, как в сказке, Сходят Золушки с карет, Чтоб потом обрюзгшей Саскией Не слезать с твоих колен.

x x x
Великий Зверь, что основал "Телемский орден" Считал, что каждый человек - звезда (три шестерки явно тут подсуетились, а, впрочем, он и сам был суетлив всегда). Великий Зверь, чьЈ имя Кроули Был чЈрту брат, наверное, по крови. Он верил людям, чЈрт его дери, Коль ты светило


1 2 3 4 5 6 79









Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.