Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Александр Степанович Грин /
Лошадиная голова



Александр Степанович Грин. Лошадиная голова



---------------------------------------------------------------------
А.С.Грин. Собр.соч. в 6-ти томах. Том 4. - М.: Правда, 1980
OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 26 апреля 2003 года
---------------------------------------------------------------------


Он умер от злости...
Шатобриан


I

Приехав на разработку Пульта, Фицрой застал некоторых лиц в трауре. Молоденькая жена Добба Конхита, ее мать и "местный житель", как он рекомендовал себя сам, бродячий Диоген этих мест, охотник Энох Твиль, изменились, как бывает после болезни. Они разучились улыбаться и говорить громко.
Багровый Пульт, сидя в душной палатке, продолжал пить, но поверх грязного полотняного рукава его блузы был нашит креп. Сквозь пьянство светилось удручение. "Вы знаете, что произошло здесь?! - встретил он Фицроя, поддевая циркулем кусок копченого языка: - Добб упал в пропасть".
Казалось, он продолжает разговор, начавшийся только что. Беспорядок временного жилища Пульта ничем не отличался от состояния, в каком покинул палатку Фицрой одиннадцать дней назад; среди чертежей, свесившихся со стола завитками старой виньетки, стояла та же бутылка малинового стекла и та же алюминиевая тарелка, с единственной разницей, что тогда на ней были остывшие макароны. Смотря на нее, Фицрой поймал мысль "Хочу ли, чтобы те макароны были теперь?" Это равнялось веселому и живому Доббу. Но он еще не разобрался в себе и почему-то откладывал разбираться.
Перед тем, как заглянуть в остановившееся лицо вдовы, Фицрой знал уже все от служащих. "Как громом поразило меня", - сказал он Пульту, - солгал и знал, что солгал. "Да, подумайте! - закричал Пульт, - кроме того, что жалко, - Добб был моей правой рукой".
- Прекрасный, энергичный работник! - с жаром солгал Фицрой еще раз и стал противен себе. - "И не все ли равно теперь, - подумал он, - не я же столкнул его. Я только хотел, чтобы он умер. Но мое право думать, что я хочу". - И он сказал почти правду: - Добб умер. Смерть эта ужасна. Но я устал думать о ней.
- Как?! - переспросил Пульт. - Выпейте, вы что-то путаете, это прояснит ваши мозги.
- Вы знаете, что может случиться при местной жаре от чрезмерного употребления спирта?
- Да, жила в мозгу. А что?
- Мокрое полотенце, - сурово ответил Фицрой, - купанье и молоко.
Пульт вытаращил глаза, прыснул и расхохотался. Все затряслось под его локтем.
- Дикий, безобразный шутник! - сказал он, вытирая усы кистью. - Я пью, но... Мы живем раз. Вы отправитесь на А31. Хина и лекарь там.
Фицрой опустил глаза. Перед ним встала Конхита прежних дней. Он не мог уйти от нее и от еще чего-то, принявшего неопределенную форму Лошадиной Головы.
- Только три дня, Пульт, - сдержанно заговорил он. - В конце концов при вашей ужасной манере дробить горы самому, почти не сходя с места.
- Впрочем, - рассеянно перебил Пульт, - побудьте пока с Доббами. Им очень тяжело.
- И мне тож


2









Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.