Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
М / Михаил Андреевич Осоргин /
Сивцев Вражек



ужу, когда станут стучать. Пока они в нижнем этаже, а мы в третьем".
Сейчас он был совершенно спокоен - особым трагическим спокойствием. Из обывателя стал снова философом. С кривой своей усмешкой взглянул на бледное, одутловатое лицо спящего человека в желтых гетрах, повернулся, увидал в тусклом свете отражение своего лица в зеркале, поправил волосы, закурил новую папиросу и вышел в переднюю.
Он ждал недолго. Вновь застучали каблуки на лестнице, и люди с громким говором стали подниматься.
Астафьев не вздрогнул, когда в дверь его квартиры постучали кулаком. Он сильно затянулся папиросой и остался на месте у двери.
За дверью был гул голосов. Астафьев явно расслышал:
- Этак невозможно, товарищ! Люди с ног валятся, да и день на дворе.
- Ладно, эту последнюю, и айда. Снова стук и другой голос:
- Разоспались там, не добудишься.
"Сейчас будут ломать,- подумал Астафьев.- Надо будить его".
За дверью сразу заговорило несколько голосов громче прежнего.
- Будя, товарищ, надобно отложить. Этак две ночи подряд... разве же возможно... тоже и мы люди.
Астафьев, бросив папиросу, приложил ухо к двери. Ропот там усиливался. Наконец чей-то резкий и визгливый голос раздраженно крикнул:
- Ну, ладно, заворачивай оглобли. Одного подъезда докончить не можете, размякли, чистые бабы. Завтра здесь делать нечего будет, все приведут в порядок.
В ответ раздалось:
- Не двужильные дались, надо с наше поработать...
Но уже тяжелые каблуки с грохотом катились обратно по лестнице. И в тот момент, когда Астафьев хотел отнять ухо от двери,- его почти оглушил новый удар кулаком по дереву. И тот же визгливый голос досадливо крикнул:
- Эй там, получай на прощанье! Разоспались, буржуи окаянные!
Дрожащими от волнения руками вынимая из коробки новую папиросу, Астафьев слушал, как замерли на лестнице последние шаги. Медленно повернувшись, он встретился глазами с человеком в желтых гетрах.
- Кажется - неприятность, Алексей Дмитрич?
Астафьев выпустил дым колечком:
- Наоборот, полное благополучие. Хорошо ли выспались?
- Отлично. А вы тоже, кажется, актер неплохой.
- Такова моя теперешняя профессия. Думаю, что теперь они ушли окончательно.
Человек в желтых гетрах ответил в тон:
- Будем надеяться. Кстати - я забыл предупредить вас вчера, Астафьев, что даром и живым я не сдамся. Нет никакого смысла.
- Понимаю,- сказал Астафьев.- И вижу. Но пока вы можете спрятать свою игрушку обратно в карман.
И прибавил, расхохотавшись искренне и весело:
- А все-таки ловко вышло! Вам явно везет. Что вы скажете о чашке морковного кофе? Выходить вам пока не стоит. Вы умеете зажигать примус?

ВЕРНЫЙ РЫЦАРЬ

Отворив на стук, Танюша увидела незнакомого человека с двумя большими мешками, скрепленными ремнем, надетым через плечо. Пришедший был в полувоенной форме и в пенсне,- тип опростившегося интеллигента.
- Ну,- сказал он,- кажется, сомнений быть не может. Это вы - Татьяна Михайловна?
- Да











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.