Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
М / Михаил Андреевич Осоргин /
Сивцев Вражек



хорошо!
Долго быть мрачной Аленушка не умела. Выпив чаю - скоро повеселела.
- Знаете, у вас на носу чернильное пятно, лиловое. Ну, когда я вас научу быть аккуратным!
- Где? - испуганно спросил Вася.
- Где? - я же говорю, на носу. Вы посмотритесь в зеркало.
Вася взглянул в маленькое стенное зеркало.
- Да ничего нет, это только немножко. Я писал сегодня.
Послюнил палец и размазал.
- Фу,- сказала Аленушка,- ну как вам не стыдно, а еще лаборант. Идите сюда.
Вынула из своей корзиночки (все-то у нее есть!) кусочек материи, смочила в теплой воде и начисто стерла пятнышко.
- Ну вот, больше нет, а теперь утритесь полотенцем.
Но Вася сказал решительно:
- Ничего, и так высохнет.
Дело в том, что глаза Аленушки показались Васе очень красивыми и особенно ласковыми,- раньше он как-то не замечал, а может быть, и не были они такими. И очень не хотелось от Аленушки отходить. Пока она терла ему тряпочкой нос, он придерживал ее за руку, боясь, что тряпочка слишком горячая. Когда же она вытерла,- Васе не захотелось отпускать ее руки.
Аленушка тряпочку взяла другой рукой, а этой не отняла. Рука у нее была теплая, мягкая и маленькая. Сегодня это было тоже по-особенному приятно Васе.
Так они стояли, пока Аленушка не сказала:
- Ну чего вы. Смотрите на меня, точно в первый раз увидали. Что руку рассматриваете? Рука как рука; а вот еще другая такая же.
Вася взял и другую.
Тогда Аленушка сказала:
- А если я вас за ухо? Вот так, за оба!
И вся к нему приблизилась. Кофточка на ней была с открытым воротом, а шея была чистенькая и белая.
И тут Вася решил защищаться,- нельзя же, правда, трепать за уши лаборанта университета.
С чтением вслух ничего сегодня не вышло, а больше сидели рядышком, заслонив настольную лампу большой раскрытой книгой в переплете.
Оказалось, что у обоих накопилось много интересных воспоминаний, которыми они раньше не делились. Аленушка считала удивительно странным, что когда Вася заболел тифом, то именно ей, Аленушке, пришлось за ним ухаживать. А ведь легко могло случиться, что доктор нашел бы для него совсем другую сестру милосердия, например какую-нибудь старуху.
Вася на это сказал:
- Ну уж, очень нужно! Это бы совсем неинтересно.
- Значит, вы довольны, что это я?
Вася очень осмелел и показал, что он доволен.
Со своей стороны Вася припомнил, как однажды, после кризиса его болезни, в первые дни ясного сознания, он, проснувшись ночью, смотрел на Аленушку, которая дремала в кресле, и думал, какого цвета могут быть у нее глаза. И почему-то решил, что обязательно зеленые.
- Это у меня-то зеленые? Ну, уж вот какая чепуха вам приснилась.
- Да нет, я не спал тогда.
- Все равно. У меня же ведь глаза голубые, самые настоящие голубые.
- Да теперь-то я вижу.
- Ничего вы не видите. И вообще вы ужасно невнимательны, ужасно. Вы прямо ну ничего не понимаете. И потом - какое право вы имели смотреть на меня, когда я спала?
- Вы сидя спали











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.