Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



по Шкиде не пронесся слух, что Пантелеев выпущен из изолятора. Через несколько минут он сам появился в классе. Лицо его, разукрашенное синяками и подтеками, было бледнее обычного. Ни с кем не поздоровавшись, он прошел к своей парте, сел и стал собирать свои пожитки. Не спеша он извлек из ящика и выложил на парту несколько книг и тетрадок, начатую пачку папирос "Смычка", вязаное, заштопанное во многих местах кашне, коробочку с перышками и карандаши, кулечек с остатками постного сахара - и стал все это связывать обрывком шпагата.
Класс молча наблюдал за его манипуляциями.
- Ты куда это собрался, Пантелей? - нарушил молчание Горбушка.
Пантелеев не ответил, еще больше нахмурился и засопел.
- Ты что - в бутылку залез? Разговаривать не желаешь? А?
- Брось, Ленька, не сердись, - сказал Янкель, подходя к новенькому. Он положил руку Пантелееву на плечо, но Пантелеев движением плеча сбросил его руку.
- Идите вы все к чегту, - сказал он сквозь зубы, крепче затягивая узел на своем пакете и засовывая этот пакет в парту.
И тут к пантелеевской парте подошел Японец.
- Знаешь, Ленька, ты... это самое... ты - молодец, - проговорил он, краснея и шмыгая носом. - Прости нас, пожалуйста. Это я не только от себя, я от всего класса говорю. Правильно, ребята?
- Правильно!!! - загорланили ребята, обступая со всех сторон Ленькину парту. Скуластое лицо новенького порозовело! Что-то вроде слабой улыбки появилось на его пересохших губах.
- Ну, что? Мировая? - спросил Цыган, протягивая новичку руку.
- Чегт с вами! Миговая, - прокартавил Ленька, усмехаясь и отвечая на рукопожатие.
Обступив Леньку, ребята один за другим пожимали ему руку.
- Братцы! Братцы! А мы главного-то не сказали! - воскликнул Янкель, вскакивая на парту. И, обращаясь с этой трибуны к новенькому, он заявил: - Пантелей, спасибо тебе от лица всего класса за то... что ты... ну, ты, одним словом, сам понимаешь.
- За что? - удивился Ленька, и по лицу его было видно, что он не понимает.
- За то... за то, что ты не накатил на нас, а взял вину на себя.
- Какую вину?
- Как какую? Ты же ведь сказал Вите, будто лепешки у Совы ты замотал? Ладно, не скромничай. Ведь сказал?
- Я?
- Ну да! А кто же?
- И не думал.
- Как не думал?
- Что я, дурак, что ли?
В классе опять наступила тишина. Только Мамочка, не сдержавшись, несколько раз приглушенно хихикнул.
- Позвольте, как же это? - проговорил Янкель, потирая вспотевший лоб. - Что за черт?! Ведь мы думали, что тебя за лепешки Витя в изолятор посадил.
- Да. За лепешки. Но я-то туг при чем?
- Как ни при чем?
- Так и ни при чем.
- Тьфу! - рассердился Янкель. - Да объясни ты наконец, зануда, в чем дело!
- Очень просто. И объяснять нечего. Он спрашивает: "За что тебя били? За лепешки?" Я и сказал: "Да, за лепешки..."
Пантелеев посмотрел на ребят, и шкидцы впервые увидели на его скуластом лице веселую, открытую улыбку.
- А что? Газве не пгавда? - ухмыльнулся он.











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.