Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



держал скомканный газетный лист.
- Пантелеев! Это не ты? - закричал он, едва переступив порог.
- Что? - побледнел Ленька, с трудом вылезая из-за парты. Сердце его быстробыстро заколотилось. Ноги и руки похолодели.
Курочка поднял над головой, как знамя, газетный лист.
- Ты стихи в "Красную газету" посылал?
- Да... посылал, - пролепетал Ленька.
- Ну, вот. Я так и знал. А ребята спорят, говорят - не может быть.
- Покажи, - сказал Ленька, протягивая руку. Его обступили. Буквы в глазах у него прыгали и не складывались в строчки.
- Где? Где? - спрашивали вокруг.
- Да вот. Ты внизу смотри, - волновался Курочка. - Вон, где написано "Почтовый ящик"...
Ленька нашел "Почтовый ящик", отдел, в котором редакция отвечала авторам. Где-то на втором или третьем месте в глаза ему бросилась его фамилия, напечатанная крупным шрифтом. Когда в глазах у него перестало рябить, он прочел:
"АЛЕКСЕЮ ПАНТЕЛЕЕВУ. Присланные Вамп "злободневные частушки" - не частушки, а стишки Вашего собственного сочинения. Не пойдет".
На несколько секунд похолодевшие Ленькины ноги отказались ему служить. Вся кровь прилила к ушам. Ему казалось, что он не сможет посмотреть товарищам в глаза, что сейчас его освистят, ошельмуют, поднимут на смех.
Но ничего подобного не случилось. Ленька поднял глаза и увидел, что обступившие его ребята смотрят на него с таким выражением, как будто перед ними стоит если не Пушкин, то по крайней мере Блок иди Демьян Бедный.
- Вот так Пантелей! - восторженно пропищал Мамочка.
- Ай да Ленька! - не без зависти воскликнул Цыган.
- Может, это не он? - усомнился кто-то.
- Это ты? - спросили у Леньки.
- Да... я, - ответил он, опуская глаза - на этот раз уже из одной скромности.
Газета переходила из рук в руки.
- Дай! Дай! Покажи! Дай позексать! - слышалось вокруг.
Но скоро Курочка унес газету. И Ленька вдруг почувствовал, что унесли чтото очень ценное, дорогое, унесли частицу его славы, свидетельство его триумфа.
Он разыскал дежурного воспитателя Алникпопа и слезно умолил отпустить его на пять минут на улицу. Сашкец, поколебавшись, дал ему увольнительную. На углу Петергофского и проспекта Огородникова Ленька купил у газетчика за восемнадцать тысяч рублей свежий номер "Красной газеты". Еще на улице, возвращаясь в Шкиду, он раз пять развертывал газету и заглядывал в "Почтовый ящик". И тут, как и в Курочкином экземпляре, черным по белому было напечатано: "Алексею Пантелееву..."
Ленька стал героем дня.
До вечера продолжалось паломничество ребят из младших отделений. То и дело дверь четвертого отделения открывалась и несколько физиономий сразу робко заглядывало в класс.
- Пантелей, покажи газетку, а? - умоляюще канючили малыши. Ленька снисходительно усмехался, доставал из ящика парты газету и давал всем желающим. Ребята читали вслух, перечитывали снова, качали головами, ахали от изумления.
И все спрашивали у Леньки:
- Это ты?
- Да, это я, - скромно отвечал Ленька.










Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.