Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



сытые ученики коммерческого училища забрасывали когда-то на печку. Последний огрызок - булка с прилипшим к ней и затвердевшим, как каменный уголь, куском колбасы - ударился о пол. Японец уже собирался спрыгнуть с Янкелевых плеч, когда раздался окрик:
- Это что такое?!
Янкель от неожиданности вздрогнул и опустил руки. Пирамида рухнула. В дверях класса стоял Викниксор. Рядом с ним стоял парнишка лет пятнадцати с широким бабьим лицом, торчащими в стороны жесткими волосами, одетый в серую куртку и подпоясанный ремнем с серебряной гимназической пряжкой.
- Что это такое? - повторил Викниксор. - Где класс?
- На гимнастике, - тихо ответил Янкель.
- А вы что?
- Ноги болят, - чуть ли не шепотом проговорил Янкель.
Викниксор нахмурился.
- Ноги болят? Вот как... А на печку зачем лазили? Лечиться?
Противники мюллеровских упражнений и шведской гимнастики молчали.
- Оба в пятом разряде, - объявил Викниксор. - А сейчас марш наверх.
Товарищи в сопровождении Викниксора и незнакомца с бабьим лицом поднялись наверх. В гимнастическом зале ребята опять маршировали. Бессовестин играл марш на мотив известной песни:
По улицам ходила
Большая крокодила,
Она, она
Голодная была.
При появлении Викниксора Костец скомандовал:
- Стой! Смирно!
Ребята остановились. Викниксор подошел к Костецу и громко спросил:
- Почему Черных и Еонин оставались в классе?
- Они больны, Виктор Николаевич, - ответил воспитатель.
Викниксор нахмурился.
- Неправда, они совершенно здоровы.
- Не может быть, Виктор Николаевич! Я сам видел...
- А я вам говорю, что они здоровы.
Потом Викниксор повернулся к классу.
- Ребята, Еонин и Черных переводятся в пятый разряд за симуляцию болезни и отлынивание от занятий. Пусть это послужит вам уроком. В следующий раз больные должны представлять удостоверение лекпома.
Янкель и Японец уже стали в строй. У дверей остался стоять незнакомый парнишка в серой куртке.
Викниксор вспомнил о нем и отрекомендовал:
- А это ваш новый товарищ Ельховский Павел... Ельховский, - обратился он к новичку, - стань в ряды.
Новичок смущенно и нерешительно подошел к строю.
- Стань по ранжиру, после Черных, - сказал Костец.
Строй разомкнулся, и Ельховский стал в спину Янкелю. Сзади него оказался Японец.
Викниксор вышел из зала, зачем-то вызвав и Костеца.
- Как тебя зовут, сволочь? - спросил Японец у новенького.
- Почему сволочь? - удивился тот. Голос у него оказался тонким и каким-то необыкновенно писклявым.
- Почему сволочь? - переспросил Японец. - Да потому, что, гадина, мы из-за тебя засыпались. Не приди ты, ничего бы не было.
- Не логично, - пропищал Ельховский. - Я не виноват, что так случилось.
- "Не логично"... А тут изволь в пятом разряде сиди, - вмешался Янкель, не успевший даже подзавернуть хлебных огрызков и предвкушавший удовольствие просидеть без отпуска, а следовательно, и впроголодь, в течение пяти недель.
В зал вошел Костец.











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.