Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



спеть к первому уроку, к десяти.
Он прибавил ходу и крепче сжал объемистый узел, наполненный вещами, предназначенными для лотереи-аллегри.
Были в нем: "Пошехонская старина" Салтыкова, ржавые коньки, гипсовый бюст Льва Толстого, ломаный будильник, зажигалка и масса безделушек, которые Ленька частью выпросил, частью стянул у сестренки.
- Начались уроки? - спросил Пантелеев, когда ему, запыхавшемуся и усталому, кухонный староста Цыган открыл дверь.
- Начались. - ответил Цыган.
- Давно?
- С полчаса.
"Влип, - подумал Пантелеев. - Какой еще урок, неизвестно... Если Сашкец или Витя, то гибель - пятый разряд!"
Боясь попасться на глаза Викниксору или Эланлюм, он, крадучись, пробрался к классу, прильнул ухом к замочной скважине и прислушался. Сердце его радостно запрыгало. Через дверную щель глухо доносились отрывистые реплики:
- Карамзин... Тысяча восемьсот третий год... Наталья, боярская дочь...
Ленька приоткрыл дверь и спросил:
- Можно?
- Пожалуйста, - ответил Асси, - войдите.
Он был единственный халдей, который называл шкидцев на "вы". Ленька вошел в класс. При виде его, несущего узел, класс загромыхал.
- Ай да налетчик!
- Браво!
- Ура!
Ленька прошел к своей парте, уселся, отдышался и стал развязывать узел. Тотчас же к нему подсели Японец и Джапаридзе.
- Ну, показывай.
Пантелеев выложил на скамейку парты принесенные вещи.
- А Янкель пришел? - спросил он.
- Нет еще, - ответил Японец, перелистывая "Пошехонскую старину".
Парту Пантелеева обступили Воробей, Горбушка и Кальмот.
- Ну, хряйте, хряйте, - прогнал их Ленька, - нечего глазеть. Тут профессиональная тайна.
Любопытные отошли. Ленька засунул вещи в ящик парты, отложив отдельно принесенные продукты: хлеб, сахар, кусок пирога и осьмушку махорки.
В это время в класс ворвался раскрасневшийся и вспотевший Янкель. В руках он нес огромный, перевязанный бечевкой пакет. Улигания встретила его еще более громким "ура".
Янкель бросился на свою парту и, отдуваясь, протянул:
- Фу ты, я-то думал - у нас Гусь Лапчатый, а тут...
Асси, на минуту притихший, бубнил, спрятав голову в плечи:
- Карамзин - выразитель эпохи... Разбирая его произведения в хронологическом порядке, мы...
Затрещал звонок. Асси, не докончив фразы, поднялся и выкатился из классной.
- Компания, сюда! - закричал Японец.
Четверка собралась у пантелеевской парты. Янкель притащил свой пакет и, развернув его, выложил десятка два разных книг, уйму вставочек, статуэток, палитру красок и комплект "Нивы" за 1909 год. Притащил свои вещи к пантелеевской парте и Японец. Дал он сто двадцать листов писчей бумаги, которую копил в течение целого года, и дюжину фаберовских карандашей.
Джапаридзе снял и отдал обмотки. Носить обмотки в Шкиде считалось верхом изящества и франтовства; взнос Джапаридзе поэтому был очень ценен.
Когда все вещи были собраны, Янкель предложил:
- Приступим к технической части. Надо составить каталог.











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.