Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



ородица...
Стал человек в крагах Богородицей с первого же урока в Шкиде.
Начал урок с расспросов:
- Что знаете?
Большинство молчало. Японец же, встав, сказал, шмыгнув носом:
- Порядочно.
- Что есть Ресефесере?
- Российская социальная федеративная республика! - крикнул Воробей.
- Правда, молодец, - похвалил, заикаясь, лектор.
Ребята засмеялись.
- А что есть Совет?
- Власть коммунистическая.
- Правда, - опять сказал халдей.
А Японец, уже переглянувшись с Кобчиком, шептал:
- Липа... Лектор хреновый!
Потом обратился к Богородице:
- Можно вам вопросы задавать? Такая система лучше, я думаю, будет.
- Правда. Задавайте.
Японец, подумав, спросил:
- Когда принята наша конституция?
Сжались брови на узком лбу Богородицы, задумался он... Сразу же поняли все, что и в самом деле "липа" он, что случайно попал в Шкиду и политграмоты сам не знает.
- Конституция? - переспросил он. - А разве вы сами не знаете?
- Знали бы, так не спрашивали.
- Конституция принята в тысяча восемьсот семьдесят первом году в Стокгольме.
Прыснул Японец, прыснули за ним и многие другие.
- А когда Пятый съезд Советов был?
- Ну, уж это-то вы должны знать.
- Не знаем.
- В девятнадцатом году.
- А не в восемнадцатом?
Покраснел Богородица-политграмщик, опустил глаза.
- Знаете, так нечего спрашивать.
- А конституция не на Пятом съезде была принята?
Еще больше покраснел Богородица, съежился весь... Потом выпрямился вдруг.
- Какая конституция?
- Эрэсэфэсэрская.
- Так бы и говорили. Я думал, вы не про эту конституцию говорите, а про первую, что в девятьсот пятом году...
Понятно стало, что Богородица - не политграмота, что снова отходит от Шкиды заветная мечта. Стали бузить, вопросы задавать разные по политграмоте, издеваться.
- Что такое империализм?
- Не знаете?! Всякий ребенок империализм знает. Это - когда император.
- А кто такой Хрусталев-Носарь?
- Генерал, сейчас за границей вместе с Николаем Николаевичем.
До звонка потешались улигане над Богородицей, человечком в потрепанных крагах, а когда вышел он под зю-канье и хохот из класса, загрустили:
- Дело - буза... Политграмота-то хреновая.
- Да... Порадовались раненько.
А вечером Викниксор, зайдя в класс, выслушивал ребят.
- Плох, говорите?
- Безнадежен, Виктор Николаевич,
- Слабы знания политические?
- Совсем нет.
Задумался Викниксор.
- Дело неважно.
- Где вы его только выкопали? - полюбопытствовал Ленька Пантелеев.
- В Наробе... случайно. Спрашивал я там о политграмоте - нет ли педагога на учете. А тут он, Богородицын этот, подходит: могу, говорит, политграмоту читать... Ну, я и взял на пробу.
- Пробы не выдержал, - ухмыльнулся Янкель.
- Да, - согласился завшколой. - Пробы не выдержал... Поищем другого.
Больше Богородицын не читал в Шкиде политграмоту. Ушел он, не попрощавшись ни с кем, метнулся желтыми потрескавшимися крага











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.