Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



пошка, страдавший какой-то чувственной любовью к предметам канцелярского обихода - карандашам, перьям, бумаге, - подмигнул Янкелю и, вздохнув, шепнул:
- Смачно. А?
- Д-да, - поддакнул Черных, жадно оглядев карандашную груду.
- Приготовьте бумагу, - скомандовал преподаватель.
- Новое дело, - возмутился Воробей. - Что мы, свою бумагу будем портить, что ли?
- Факт, - поддержал Пантелеев. - Тащите из халдейской - там этого добра имеется.
- Верно? - спросил Крокодил. - У вас такой порядок?
- А то как же иначе.
Крокодил пошел в канцелярию.
Не успела захлопнуться дверь, как Япошка, Янкель, а за ними и все остальные ринулись к столу.
Через секунду от карандашной груды на столе осталась жалкая кучка в пятьшесть самых плохих, рвущих бумагу карандашей.
Возвратившись с бумагой, Крокодил не заметил расхищения. Он роздал бумагу и, поставив на верх классной доски усеченный конус, предложил воспитанникам нарисовать его.
Имевшие склонность к изобразительным искусствам принялись рисовать, а остальные, вынув из парт книжки, углубились в чтение.
Книги читали самые разнохарактерные.
Янкель мысленно перенесся в Нью-Йорк и там на Бруклинском мосту вместе с "гениальным сыщиком Нат Пинкертоном" сбрасывал в воду Гудзонова пролива двенадцатого по счету преступника...
Японец переходил от аграрной революции к перманентной и, не соглашаясь с Каутским, по привычке даже в уме пошмыгивал носом...
Пантелеев сочувственно вздыхал, ощущая острую жалость к коварно обманутой любовником бедной Лизе, а Джапаридзе дрался в горячей схватке на стороне отважных мушкетеров, целиком погрузившись в пухлый том романа Дюма...
Класс разъехался в разные части света: кто к индейцам в прерии, кто на Северный полюс. Звонка не услышал никто, и к настоящей жизни из мира грез призвал лишь возглас Крокодила:
- А где же карандаши?
Никто не ответил.
- Где же карандаши? - повторил педагог.
Опять никто не ответил. Воспитанники разбрелись по классу и не обращали внимания на воспитателя.
- Отдайте же карандаши! - уже с ноткой отчаяния в голосе прокричал Крокодил.
- Пошел ты, - пробасил Купец, - не зевай, когда не надо.
Ребята рассмеялись.
- Не зевай, Крокодил Крокодилович, - сказал Сашка Пыльников и хлопнул воспитателя по плечу.
- Ах, так! - закричал Крокодил. - Так я вам замечание запишу в "Летопись". Мне Виктор Николаевич сказал: будут шалить - записывайте.
- Ни хрена, - возразил Ленька Пантелеев. - Всех не перепишете.
- Нет, перепишу, - ответил уже дрожавший от негодования Крокодил. - Я вам коллективное замечание напишу... Колл-лективное замечание! - повторил он и, осененный этой мыслью, сорвался с места и, схватив усеченный конус и пустой ящичек, выбежал из класса.
"Коллективное замечание" он действительно записал:
"Воспитанники четвертого отделения похитили у преподавателя карандаши и отказались их возвратить, несмотря на требования учителя".
Викниксор заставил класс возвратить каран











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.