Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



по просьбе Гужбана пел:
- Не ходи, милый, с городу пьяный,
Тебя зачалит любой легавый.
- Милая Дуся, я не боюся,
Если зачалят, я откуплюся.
У Калинкина моста стоял автомобиль, дрянненький фордовский автомобиль, тонконогий, похожий на барского мальчика, короткоштанного, голоколенного.
- Мотор! - закричал Гужбан. - Мотор! В жисть не ездил на моторе.
- Сколько до Невского? - обратился он к шоферу.
Шофер - латыш или немец - поглядел с удивлением и ужасом на босых, лохматых парней и крикнул:
- Пошел потальше, хуликан!..
- Сколько? - рассвирепев, прокричал Гужбан, выхватывая из кармана пачку лимонов.
Шофер торопливо осмотрелся по сторонам, открыл дверцу автомобиля.
- Сатись... Пятьдесят лимоноф...
- Лезь, шпана! - закричал не задумываясь Гужбан.
Полезли босые в кожаную коляску автомобиля фор-довского. Уселись. Ехали недолго, по Фонтанке. На Невском шофер дверцу отворил:
- Фылезай.
Вылезли, бродили по Невскому...
Ели мороженое с безвкусными вафлями (на вафлях надписи - "Коля", "Валя", "Дуня"), ели яблоки, курили "Трехсотый "Зефир" и ругались с прохожими.
Потом пошли оравой в кино. Фильм страшный - "Таинственная рука, или Кровавое кольцо" с ПирльУайт в главной роли.
Смотрели, лузгали семечки, сосали ириски и отрыга-ли выпитым за день самогоном и пивом.
Домой в школу возвращались поздно, за полночь... Заспанный Мефтахудын открывал ворота, ругался:
- Сволочи, секим башка... Дождетесь Виктыр Нико-лаича.
Ночной воспитатель записал в "Летопись":
"Старолинский, Офенбах, Козлов, Бессовестин, Пантелеев, Черных и Курочкин поздно возвратились с прогулки в школу, а воспитанники Долгорукий и Громоносцев не явились совсем".
Гужбан и Цыган в школе не ночевали, они ночевали на Лиговке...

* * *

Янкель и Пантелеев стояли опустив головы, не смотрели в глаза. Цекисты, сгрудившись у стола, дышали ровно и впивались взорами в обвиняемых...
Рассуждали:
- Сами признались. Снисхождение требуется.
- Факт. Порицание вынесем, без огласки.
И в сторону двух:
- Смотрите!..
Янкель и Ленька взглянули в глаза Японцу.
- Япошка!.. Честное слово... Сволочи мы!..

* * *

У Гужбана деньги вышли скоро... Казалось только, что трудно истратить восемьсот миллионов, а поглядишь, в день прокутил половину, там еще - и ша! - садись на колун. А сидеть на колуне - с махрой, с фунтяшником хлеба - после шоколада, кино, ветчины вестфальской и автомобиля - дело нелегкое.
Гужбан задумался о новом. Новое скоро придумал и осуществил.
Темной ночью эта же компания взломала склад ПЕПО, что помещался на шкидском же дворе. Сломали филенки дверные, пролезли, вынесли ящик папирос "Осман", филенки забили.
Снова кутили.
На полу, в коридорах, классах и спальнях школы - всюду валялись окурки с золотым ободком, "Осман" курила вся школа, и на колуне никто не сидел: щедрым себя показал Гужбан с миллиарда.
Случилось еще - ушли в отпуск лучшие халдеи -











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.