Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 

Чистка ковров в Москве

Чистка ковров в Москве стирка ковров в Москве.

chistkakovrov.su



 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



Косталмед и Алникпоп. Эланлюм растерялась совсем, уже не могла вести управление, сдерживать дисциплиной Содом и Гоморру...
Пошло безудержное воровство. Крали полотенца, одеяла, ботинки.
Юнком пытался бороться, но при первой же попытке подручные Гужбана избили Финкельштейна и пригрозили Пантелееву и Янкелю рассказать всей Шкиде про кофе и Пирль Уайт.
Как-то пришел к Пантелееву Голый барин. Дружен был он с Пантелеевым, любил его и говорил по-человечески.
- Боюсь я, Ленька, - сказал он. - Наши налет на "Скороход" готовят, надо сторожа убить... Ей-богу... Мне убивать...
Бледнел гимназистик Голенький, рассказывая.
- Мне. Да я... После придет в столовую Викниксор да скажет: "Кто убил?" - так я бы не вытерпел, истерика бы со мной случилась, закричал бы...
Голый плакал грязными слезами, морщил лицо, как котенок...
- Ладно, - утешал Пантелеев, - не пропал ты еще... Вылезешь...
А раз сказал:
- Записывайся в Юнком.
Удивился Голый, не поверил.
- А разве примут?
- Попробуем.
Свел Ленька Барина на юнкомское собрание, сказал:
- Вот, Старолинский хочет записаться в Юнком. Правда, он набузил тут, но раскаивается, и, кроме того, у нас не комсомол, организация своя, дефективная, и требования свои.
Приняли в кандидаты. Стаж кандидатский назначили приличный и обязали порвать с Гужбаном.
Но Гужбан не остыл. Сделав дело, он принимался за другое. Покончив с ПЕПО, вывез стекла из аптекарского магазина, срезал в школьных уборных фановые свинцовые трубы. Однажды ночью пропали в Шкиде все лампочки электрические - осрамовские, светлановские и ди-визорные - длинные, как снаряды трехдюймового орудия.
Зараза распространялась по всей Шкиде. Рынок Покровский, уличные торговки беспатентные трепетали от дерзких мальчишеских налетов.
Это в те дни пела обводненская шпана песню:

С Достоевского ухрял
И по лавочкам шманал...
На Английском у Покровки
Стоят бабы, две торговки,
И ругают напропад
Достоевских всех ребят,
С Достоевской подлеца -
Ламца-дрица а-ца-ца...

Это в те дни школа, сделав, казалось, громадный путь, отступила назад...

ПЕРВЫЙ ВЫПУСК
В ветреную ночь. - Без плацкарты и сна. - В Питере. - Эланлюм докладывает. - У прикрытого абажура. - Остракизм. - Нерадостный выпуск. - Снова колеса тарахтят.

Волком выла за окном ветреная ночь, тарахтели на скрепах колеса, слабо над дверью мигала свеча в фонаре. Рядом в соседнем купе - за стеной лишь - кто-то без умолку пел:

Выла вьюга, выла, выла,
Не было огня-а-а,
Когда мать роди-ила
Бедново миня...

Пел без умолку, долго и нудно; и поздно, лишь когда в Твери стояли - паровоз пить ушел, - смолк: заснул, должно быть... За окном завывала на все голоса ветреная ночь, а в купе храпели - студент с завернутыми в обмотки ногами, дама в потрепанном трауре и уфимский татарин с женой. Храпели все, а татарин вдобавок присвистывал носом и во сне вздыхал.
Викниксору спать не хотелось.











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.