Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



Днем он немного поспал, а сейчас сидел не двигаясь в углу, в полумраке, и, прикрывшись от фонарных лучей, думал...
Мысли ползли неровные, бессвязные, тянулись туда, в ту сторону, куда вертелись колеса вагонов, - к Питеру, к Шкиде.
За месяц съезда еще больше полюбил Викниксор Шкиду, понял, что Шкида - его дитя, за которым он хочет и любит ходить. Что-то там? Хорошо ли все, не случилось ли чего? Знает Викниксор, что все может случиться: Шкида - ребенокурод, положиться на него трудно. А сейчас и момент опасный выдался: много "необделанных", новых дефективников пришло перед самым Викниксоровым отъездом...
- Что-то там?..
Думал Викниксор... А потом задремал. Снились - Минин на Красной площади, "Летопись", Эланлюм, ребята в школьной столовой за чаем, вывеска на Мясницкой - "Главчай", докладчик бритый, с усами вниз, на съезде соцвоса и Шкида опять - Японец с гербом-подсолнухом в руках, Юнком...
Потом смешалось все. Вывеска на Мясницкой попала в "Летопись", "Летописью" размахивал бритый докладчик соцвоса, в школьную столовую вошел каменный Минин... Заснул Викниксор.
Разбудил студент:
- Вставайте, товарищ... Питер.
Вставать не хотелось. Зевая, спустил ноги, поднял свалившееся на пол пальто...
Когда вышел на площадь, - радость забилась в груди. Теплым, родным показалось все - питерские извозчики, газетчики, носильщики. И даже Александр III с "венцом посмертного бесславья" показался красавцем.
Над Петроградом встало утро.
Было не жарко. Викниксор хотел сесть в трамвай, но трамвай долго не шел, и он решил идти пешком. Снял пальто и пошел по Лиговке, по Обводному к школе. Пуще прежнего беспокоил вопрос: что-то там?
На Обводном, у электрической станции, катали возили по сходням на баржу тачки с углем. Викниксор постоял, посмотрел, как черный уголь, падая в железное брюхо баржи, сверкал хрустальными осколками, посмотрел на воду, блестевшую накипью нефти, потом вспомнил - что-то там? - и зашагал быстрее.
Солнце упрямо лезло вверх, было уже жарко, золотая сковородка стояла теперь у Ново-Девичьего монастыря.

* * *

Эланлюм сидела, Викниксор стоял, хмурился, слушал. В глазах его уже не было улыбки.
- Ах, Виктор Николаевич, я из сил выбилась, я ничего не могла сделать, я устала...
Викниксор стоял, облокотившись на шифоньерку. Молчал. Слушал. Эланлюм рассказывала:
- Этот Долгорукий... Он неисправим, он рецидивист, он страшный...
Викниксор молчал. В глазах его улыбка становилась растерянной, грустной, почти отчаянной.
Долго потом сидел у себя в кабинете за массивным столом и, прикрыв абажур, думал.
"...Долгорукий безнадежен?.. Не может быть, что в пятнадцать лет мальчик безнадежен... Что-то не использовано, какое-то средство забыто..."
Открыл ящик стола, вынул папку коричневую с надписью: "Характеристики вков".
Отыскал и отложил одну.
...Сивер Долгорукий... Вор. Воровал в приюте для детей артистов, воровал у товарищей... Детдом .э 18... Воровал... Детскосельская гимн











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.