Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



ванные члены!
- А еще в Цека забрались!
Ячейка волновалась.
Однажды на общем собрании юнкомцев обсуждался вопрос о новых членах. Среди вновь вступавших было много недозревших, которым необходимо было присмотреться, прежде чем самим работать в Юнкоме. При обсуждении кандидатур большинство Юнкома высказалось в этом духе. Другая же сторона - Янкель, Пантелеев и примкнувший к ним Джапаридзе - яростно отстаивала противоположную линию.
- Вы неправы, товарищи, - горячился Гришка. - Вы неправы. Наша организация сама по себе несовершенна и не узаконена. Мы еще сами незрелые.
- Как сказать. Может быть, Черных о себе говорит, - ядовито вставил Японец.
- Нет. Я не только о себе говорю, а говорю о всех. Мы незрелы, но все же развиты более остальных, и наша прямая задача - как можно больше вовлекать новых членов, пусть даже малоподготовленных, но желающих работать. И именно здесь, у нас, в организации, они будут шлифоваться.
- Кто же их будет отшлифовывать? - пискнул Финкельштейн ехидно.
Янкеля передернуло.
- Конечно, не Кобчик, социальные взгляды которого в первобытном состоянии, - отпарировал он. - Новых членов будет отшлифовывать среда и общее стремление к одной цели. Пример такой шлифовки у нас уже есть.
- Укажи! - крикнул кто-то из сидевших.
- И укажу, ~ разгорячился Янкель. Потом он обернулся к Пантелееву: - Ленька, расскажи про Старолинского.
Ленька поднялся, шмыгнул носом и проговорил:
- Факт. Старолинский отшлифовался. От долгоруковских похождений до Юнкома путь далекий. Однако вы все знаете, что этот путь он прошел хорошо. Взгляните на Старолинского - вот он сидит. Разве можно теперь поверить, что Старолинский тискал кофе? Нельзя. Старолинский сейчас у нас лучший член. О чем же говорить-то?
Вид смущенного Старолинского на минуту убедил всех в правоте меньшинства. Однако выступившие вслед за тем Еонин и Пыльников с треском разрушили все доводы Янкеля и Пантелеева.
Собрание единодушно постановило:
"Прием членов ограничить. Каждый вступающий вновь должен выдержать месяц испытательного срока, затем месяц кандидатуры с рекомендациями трех членов и наконец месяц учебной подготовки".
Огорченное провалом меньшинство голосовало против, а потом, взобравшись на подоконник, вытащило из карманов папироски и отказалось принимать дальнейшее участие в собрании.
- Это неправильно. Это же обессиливание ячейки, насильственный зажим, - горячился разнервничавшийся Янкель, злобно обкусывая кончик папиросы и сплевывая прямо на улицу. Дзе и Пантелеев поддакивали ему. После этого обсуждался вопрос об Октябрьском спектакле. Когда все высказались, Еонин сделал попытку примирить меньшинство.
- Эй вы, на окне! Как ваше мнение о проведении вечера?
- Мы воздерживаемся от мнений, - буркнул Пантелеев.
- И предпочитаете курить?
- Хотя бы так.
Японец взволновался, потом притворно равнодушно заявил:
- Между прочим, мне кажется, надо обдумать вопрос о курении в Юнкоме. И вообще стоит ли члена











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.