Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



б уроках, но из этого ничего не выходит - губы по-прежнему напевают свое:

Цыпленок дутый,
В лапти обутый,
Пошел по Невскому гулять.
Вот и Шкида.
Бодро поднялся по лестнице, дернул звонок.
Ах, не стреляйте,
Не убивайте...

- А-а-а! Янкель! Ну, брат, ты влип!
Цыпленки тоже хочут жить...
Янкель оборвал песню. Что-то нехорошее, горькое подкатилось к гортани при виде испуганного лица дежурного.
- В чем дело?
- Буза!
- Какая буза? Что? В чем дело?
Янкель встревожен, хочет спросить, но дежурный уже скрылся на кухне...
Побежал в класс. Открыл двери и остановился, оглушенный ревом. Встревоженный класс гудел, метался, негодовал. Завидев Янкеля, бросились к нему:
- Буза!
- Скандал!
- Одеяла тиснули.
- Викниксор взбесился.
- Тебя ждет.
- Ты отвечаешь!
Ничего еще не понимая, Янкель прошел к своей парте, опустился на скамью. Только тут ему рассказали все по порядку. Он ушел в отпуск, сцена была не убрана, одеял никто кастелянше не сдал, и они остались висеть, а вчера Викниксор велел снять одеяла и отнести их в гардероб. Из десяти оказалось только восемь. Два исчезли бесследно.
Новость оглушила Янкеля. Испарилось веселое настроение, губы уже не пели "Цыпленка". Оглянулся вокруг. Увидел Пантелеева и спросил беспомощно:
- Как же?
Тот молчал.
Вдруг класс рассыпался по местам и затих. В комнату вошел Викниксор. Он был насуплен и нервно кусал губы. Увидев Янкеля, Викниксор подошел к нему и, растягивая слова, проговорил:
- Пропали два одеяла. За пропажу отвечаешь ты. Либо к вечеру одеяла будут найдены, либо я буду взыскивать с тебя или с родителей стоимость украденного.
- Но, Виктор Ник...
- Никаких но... Кроме того, за халатность ты переводишься в пятый разряд.
Тихо стало в классе, и слышно было, как гневно стучали каблуки Викниксора за дверью.
- Вот тебе и "цыпленок жареный", - буркнул Японец, но никто не подхватил его шутки. Все молчали. Янкель сидел, опустив голову на руки, согнувшись и касаясь горячим лбом верхней доски парты. Лица его но было видно.

* * *

Стояли в уборной Янкель и Пантелеев. Янкель, затягиваясь папироской, горячо и запальчиво говорил:
- Ты как желаешь, Ленька, а я ухожу. Проживу у матки неделю, соберусь - и тогда на юг. Больше нечего ждать. Сидеть в пятом разряде не хочу - не маленький.
- А как же Витя? Думаешь, отпустит? - сказал Пантелеев.
- А что Витя? Пойду к нему, поговорю. Он поймет. Дело за тобой. Говори прямо, останешься или тоже... как сговорились?
На несколько секунд задумался Пантелеев.
Гришкины глаза тревожно-вопросительно впились в скуластое лицо товарища.
- Ну как?
- Что "как"? Едем, конечно!..
Облегченный вздох невольно вырвался из груди Янкеля.
- Давай руку!
- Айда к Викниксору! - засмеялся Пантелеев.
- Айда! - сказал Янкель.
Шли, не слышали обычного шума, не видели сутолоки, беготни малышей, вообще ничего вокруг не видели. Остановившись











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.