Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
А / Алексей Пантелеев /
Григорий Белых, Республика ШКИД



ал?
- Всех сманил!
- Факт, сманил, - послышались голоса с кроватей.
- Сволочи вы, а не ребята, - кинул Янкель, не зная, что сказать.
- Ну, ты полегче. За сволочь морду набью.
- А ну набейте.
- И набьем. Еще кошек мучает!
- Сейчас вот развернусь - да как дам! - услышал Янкель над собой голос Воробья и вскочил с койки.
- Дай ему, Воробышек! Дай, не бойся. Мы поможем!
Положение принимало угрожающий оборот, и неизвестно, что сделала бы с Янкелем рассвирепевшая Шкида, если бы в этот момент в спальню не вошел заведующий. Ребята вскочили с кроватей и сели, опустив головы и храня гробовое молчание.
Викниксор прошелся по комнате, поглядел в окно, по-том дошел до середины и остановился, испытующе оглядывая воспитанников. Все молчали.
- Ребята, - необычайно громко прозвучал его голос. - Ребята, на педагогическом совете мы только что разобрали ваш поступок. Поступок скверный, низкий, мерзкий. Это - поступок, за который надо выгнать вас всех до одного, перевести в лавру, в реформаториум, В лавру, в реформаториум! - повторил Викниксор, и головы шкидцев опустились еще ниже. - Но мы не решили этот вопрос так просто и легко. Мы долго его обсуждали и разбирали, долго взвешивали вашу вину и после всего уже решили. Мы решили...
У шкидцев занялся дух. Наступила такая тяжелая тишина, что, казалось, упади на пол спичка, она произвела бы грохот. Томительная пауза тянулась невыносимо долго, пока голос заведующего не оборвал ее:
- И мы решили, мы решили... не наказывать вас совсем...
Минуту стояла жуткая тишь. Потом прорвалась.
- Виктор Николаевич! Спасибо!..
- Неужели, Виктор Николаевич?
- Спасибо. Больше никогда этого не будет.
- Не будет. Спасибо.
Ребята облепили заведующего, сразу ставшего таким хорошим, похожим на отца. А он стоял, улыбался, гладил рукой склоненные головы.
Кто-то всхлипнул под наплывом чувств, кто-то повторил этот всхлип, и вдруг все заплакали.
Янкель крепился и вдруг почувствовал, как слезы невольно побежали из глаз, и странно - вовсе не было стыдно за эти слезы, а, наоборот, стало легко, словно вместе с ними уносило всю тяжесть наказания.
Викниксор молчал.
Гришке вдруг захотелось показать свое лицо заведующему, показать, что оно в слезах и что слезы эти настоящие, как настоящее раскаяние.
В порыве он задрал голову и еще более умилился.
Викниксор - гроза шкидцев, Викниксор - строгий заведующий школой - тоже плакал, как и он, Янкель, шкидец...
Так просто и неожиданно окончилось просто и неожиданно начавшееся дело о табаке японском - первое серьезное дело в истории республики Шкид...

МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕК ИЗ-ПОД СМОЛЬНОГО

Маленький человек. - На Канонерский остров. - Шкида купается. - Гутен таг, камераден. - Бисквит из Гамбурга. - Идея Викниксора. - Гимн республики Шкид.

У дефективной республики Шкид появился шеф - портовые рабочие.
Торгпорт сперва помог деньгами, на которые прикупили учебников и кое-каких продуктов, потом по











Classic-Book.ru © 2004—2009     обратная связь     использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.