Classic-Book
БИБЛИОТЕКА КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
 А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 


 
Н / Николай Островский /
Как закалялась сталь



остукивал ногтем о трубку, выбивая пепел. Токарев разбил молчание гортанным перехватом баса:
- Тут и жевать нечего. В Желлескоме дров не было, нет, и впредь не надейтесь... Так, что ли?
Лысый дернул плечом:
- Извиняюсь, товарищ, дрова мы заготовили, но отсутствие гужевого транспорта... - Человек поперхнулся, вытер клетчатым платком полированную макушку и, долго не попадая рукой в карман, нервно засунул платок под портфель.
- Что же вы сделали для доставки дров? Ведь с момента ареста руководящих специалистов, замешанных в заговоре, прошло много дней, - сказал из угла Денекко.
Лысый обернулся к нему:
- Я трижды сообщал в правление дороги о невозможности без транспорта...
Токарев остановил его.
- Это мы уже слыхали, - язвительно хмыкнул слесарь, кольнув лысого враждебным взглядом. - Вы что же, нас за дураков считаете?
От этого вопроса у лысого по спине заходили мурашки.
- Я за действия контрреволюционеров не отвечаю, - уже тихо отвечал лысый.
- Но вы знали, что работу ведут вдали от дороги? - спросил Аким.
- Слышал, но я не мог указывать начальству на ненормальности в чужом участке.
- Сколько у вас служащих? - задал лысому вопрос председатель совпрофа.
- Около двухсот!
- По кубометру на дармоеда в год! - бешено сплюнул Токарев.
- Мы всему Желлескому даем ударный паек, отрываем у рабочих, а вы чем занимаетесь? Куда вы дели два вагона муки, данные вам для рабочих? - продолжал председатель совпрофа.
Лысого засыпали со всех сторон острыми вопросами, а он отделывался от них, как от назойливых кредиторов, требующих оплаты векселей.
Угрем ускользал от прямых ответов, но глаза бегали по сторонам. Нутром чуял приближение опасности. С трусливой нервозностью желал лишь одного: поскорее уйти отсюда, туда, где к сытому ужину ждет его не старая еще жена, коротая вечер за романом Поль де Кока.
Не переставая вслушиваться в ответы лысого, Федор писал на блокноте: "Я думаю, этого человека надо проверить поглубже: здесь не простое неумение работать. У меня уже кое-что есть о нем... Давай прекратим разговоры с ним, пусть убирается, и приступим к делу".
Предгубисполкома прочел переданную ему записку и кивнул Федору.
Жухрай поднялся и вышел в прихожую к телефону. Когда он возвратился, Предгубисполкома читал конец резолюции:
"...снять руководство Желлескома за явный саботаж. Дело о разработке передать следственным органам".
Лысый ожидал худшего. Правда, снятие с работы за саботаж ставит под сомнение его благонадежность, но это пустяк, а дело о Боярке - ну, за это он спокоен, это не на его участке. "Фу, черт, мне показалось, что эти докопались до чего-нибудь..."
Собирая в портфель бумаги, уже почти успокоенный, сказал:
- Что ж, я беспартийный специалист, и вы вправе мне не доверять. Но моя совесть чиста. Если я не сделал, то, значит, не мог.
Ему никто не ответил. Лысый вышел, поспешно спустился по лестнице и с облегчением открыл дверь на улицу.
- Ваша фамилия, гражда











www.Classic-Book.ru © 2004—2009         использование информации

Если вы являетесь автором и/или правообладателям любых из представленных
на сайте материалов, и вы возражаете против их нахождения в открытом доступе,
сообщите нам и мы удалим их с сайта.